Скромный подарок раненому народу из заботливой руки

skromnyj-podarok-ranenomu-narodu-iz-zabotlivoj-ruki

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Благословенный Шам, удод Сулеймана и примеры успешных проповедников

Аллах избрал некоторые места на земле и некоторых людей, и  «Господь твой создаёт, что пожелает, и избирает» (28:68).

Благословенные Мекка и Медина, благословенный Шам…

Аллах избрал из числа людей Своих пророков и посланников и предопределил странам Шама щедрую долю, если говорить об этих избранниках. Он сделал землю Шама колыбелью пророков и тем местом, куда Откровение спускалось с небес. Это земля сбора и воскрешения, и когда в конце времён Аллах пошлёт Мессию, сына Марьям, он спустится именно на эту землю, к белому минарету на востоке Дамаска.

Блажен ты, Шам!..

Ангелы Милостивого простирают над ним крылья свои. Это земля, которую Аллах сделал благословенной, о чём упоминается в Коране и Сунне. Это прибежище веры и истинной религии, её надёжная крепость и её временная столица. На этой земле написано много страниц исламской истории, и в ней похоронено много сподвижников и мусульманских учёных.

Сколько слёз усердно поклоняющихся Аллаху пролито на эту землю, и сколько раз взвивались над ней знамёна джихада, и сколько свитков исписано на ней полезным знанием, и сколько пролито на землю её крови шахидов — сподвижников и других замечательных, лучших людей. Сколько правителей сменилось в Шаме, сколько славы добавлялось к его славе на протяжении веков, сколько величия…

Сколько волн агрессии и нечестия захлёстывали его и иссякали на его просторах, обрушиваясь на Шам в течение двух веков, так что число солдат в этой земле почти сравнялось с числом всех жителей стран Шама.

Говоря об исламских цивилизациях, непременно упоминают и Шам, и упоминая о знании, достоинствах и открытии для ислама новых земель, вновь вспоминают о нем. Это земля пророков и обитель избранных, и Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не посещал никакие области за пределами Аравийского полуострова, за исключением областей Шама.

В конце времён, когда будет великая битва, шатёр мусульман и их знамёна будут в долине аль-Гута, в которой находится город Дамаск, который будет лучшим из населённых пунктов в те времена, о чём сообщил нам Пророк, мир ему и благословение Аллаха.

Сподвижники застали мольбу Пророка, мир ему и благословение Аллаха: «О Аллах, сделай благословенным для нас наш Шам! О Аллах, сделай благословенным для нас наш Шам!» [Аль-Бухари].

А также его слова: «Коль сделаются нечестивыми жители Шама, не будет в вас блага. И не перестанет существовать в моей общине группа людей, которым будет оказываться помощь (против врагов религии), и им не причинит вреда тот, кто оставит их без поддержки, пока не наступит Час» [Ат-Тирмизи № 2192].

И спустя некоторое время после его кончины их сердца обратились к земле, которую Аллах сделал благословенной и относительно которой Пророк, мир ему и благословение Аллаха, дал им наказ, и над ней взвились победные стяги, и на её просторах зареяли знамёна джихада. Она озарилась светом, и ислам раскинул на ней свой покров, и отряды веры наполнили Шам под предводительством Халида ибн аль-Валида, Абу ‘Убайды ибн аль-Джарраха, Шурахбиля ибн Хасаны, ‘Амра ибн аль-‘Аса, Язида ибн Абу Суфьяна, аль-Ка‘ка‘ ибн ‘Амра, Дырара ибн аль-Азвара… Среди них была тысяча сподвижников среди которых — сотня участников битвы при Бадре. И позже сподвижники приезжали в эту землю. Аль-Валид ибн Муслим сказал: «В Шам вошли десять тысяч глаз, видевших Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха».

Как же глаза и сердца, привязанные к Медине, променяли её на Шам? Не удивляйся. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, избрал его для своих сподвижников и дал им наставление, связанное с этой землёй. Он сказал: «Дойдёт до того, что вы станете собранными войсками: войско в Шаме, войско в Йемене и войско в Ираке».

А Ибн Хаваля, да будет доволен им Аллах, сказал: «Выбери для меня[1], о Посланник Аллаха, если я застану это время». Он сказал: «Отправляйся в Шам, ибо поистине, Аллах избрал эту землю из Своих земель, и Он отбирает для неё лучших из Своих рабов. Если же вы не желаете, то отправляйтесь в ваш Йемен и поите из ваших источников[2]. Поистине, Аллах дал мне гарантии относительно Шама и его жителей».

Шам стал столицей ислама и в нём появились первые царства ислама и справедливые правители-мусульмане, и из этой земли распространился свет знания, и покров справедливости раскинулся по ней, и в Шаме распространились истинные ценности и свобода, и там мусульмане показали прекраснейшие примеры добрососедства и великодушного отношения к другим.

Мусульмане взяли под своё покровительство представителей других конфессий, оставив им их убеждения и их храмы, и люди жили в мире и безопасности, свободные в своей земле и в своих убеждения. Шам обрёл благодать справедливости и там царило изобилие и благополучие, так что ‘Умар ибн ‘Абду-ль-‘Азиз, пребывая там, даже сказал: «Разбрасывайте зерно на возвышенностях, дабы никто не говорил, что птицы в земле мусульман голодают».

На этой земле потерпело поражение войско монголов, и свет ислама поднялся над Шамом, одержав победу. Но со временем положение изменилось, и Шам уже не тот, каким он был когда-то   . Пожелтели растения его, увяли цветы, положение его жителей осложнилось, и место безопасности занял страх. Враги забрали часть его земель, но в Шаме всегда были учёные и праведные люди. Некоторые из них уехали в другие места, покинув родину, гонимые — рука притеснения и нечестия постоянно преследовала их, и слёзы их бежали и бегут по щекам. Живущие в чужой земле больше других сопереживают своим землякам и переживают за свою родину, видя на экранах родные места, с которыми связано столько воспоминаний, под градом самолётных бомб и артиллерийских снарядов…

О люди!

Шам — наследие сподвижников и их последователей, открывавших земли для ислама. Славно его прошлое и трагично его настоящее, а история терпения и жертвенности его жителей — история долгая, подтверждающая важное отличие человека от животных: человек живёт не ради живота своего, и не хлебом единым жив человек.

Давайте же, вспоминая славное прошлое Шама, посмотрим на две страшные раны на его теле, сочащиеся драгоценной кровью. Грязная война до сих пор делает в них своё дело. Это рана Палестины и рана Сирии. Наше время — время испытаний.

О люди! Как может человек сегодня обойти вниманием заклание ценностей в нашем любимом Шаме, когда он видит измену близкого, вероломство чужого и предательство пастыря по отношению к пастве?.. Достояние народа используется для его же подавления и унижения, и оружие его, с помощью которого он защищался от врагов, теперь обращено против него же, вскрывая его же сосуды, рубя его на части. Целый народ стирается с лица земли ради нескольких личностей, которым никогда не было дела до этого народа. Сокрытое стало явным, ложность девизов сделалась очевидной, и всем стало понятно, что враг внешний милостивее врага внутреннего.

Женщины и дети, никогда не бравшие в руки даже камень, не говоря уже об оружии, остались без крова, потому что ракеты вероломства разметали камни, из которых были сложены их дома, и под обломками этих домов остались их растерзанные тела. Ты видишь оторванные руки и тела, погребённые под разрушенными зданиями, — картины, свидетельствующие о полном отсутствии у совершивших эти преступления каких-либо ценностей и идеалов, и о том, что в них не осталось ничего человеческого, и им чуждо благородство. Кровь жителей Шама течёт, как воды Тигра и Евфрата, и проливается она не внешним врагом, а теми, кто позиционирует себя как воскреситель арабской нации и защитник арабов. И это кровопролитие не может быть оправдано ничем.

Достоинство и положение Шама обязывает всех благородных людей мира поддерживать его жителей, отводить от них нечестие и защищать их от несправедливости. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сделал праведность и благополучие Шама критерием благополучия всей мусульманской общины. А это предполагает, что достойные люди во всём мире должны делать всё, что в их силах, чтобы рука нечестия не изменила прекрасный лик Шама, и он оставался таким же, каким был на протяжении своей долгой истории, объединяя в себе веру, знания, цивилизацию и свет, и чтобы в нём не голодали птицы, как и желал ‘Умар, и люди, живущие в Шаме, не испытывали страха. Это наш долг перед сподвижниками, открывшими эту землю для ислама, а также славными учёными, которые, отправившись в последний путь, были погребены в земле Шама. Такова элементарная благодарность за всё, что дал Шам арабам и мусульманам.

Мы мечтаем о рассвете, который рассеет, наконец, густой ночной мрак, и, встречая который, распустятся цветы. Мы ждём, когда взойдёт солнце искренности, и надеемся, что Аллах вернёт Шаму те славные дни и небо его очистится.

Возможно, Аллах заменит ночь вашу, о жители благословенного Шама, утром, страх ваш — безопасностью, испытания ваши — благополучием, и поставит во главе вас лучших из вас и убережёт вас от зла скверных из вашего числа. «Аллах может всё, однако большинство людей не знают об этом» (12:21).

Рана глубока, беда велика, боль сильна, однако сознательность, порождённая этим разрушением, значит очень много, и если Шам охвачен горячкой, то остальные части тела мусульманской общины отзываются горячкой и бессонницей. Стала теснее братская связь, и тела стали жить одной жизнью, в мечетях беспрестанно возносятся мольбы. В общине проснулись дремавшие доселе, почти забытые чувства, едва не погубленные страстями земной жизни после того как враги пытались одурманить её разного рода развлечениями и предметами роскоши, как они это называли.

И вот община просыпается снова, жизнь опять бурлит в людских сердцах, когда они видят, как кровь дорогих им людей течёт по благословенной земле Шама. Люди со всей искренностью возвращаются к религии, и искренность искренних стала очевидной, как и предательство предателей, и доверие мира к Международной организации подорвано. Стало ясно, что она не предпринимает никаких мер, кроме отвечающих её эгоистичным интересам, и сердца представителей этой организации не трогают крики детей и стоны раненных и подвергаемых пыткам.

Сердца верующих осознали истинность слов Всевышнего: «Если Аллах окажет вам поддержку, то никто не одолеет вас. Если же Он лишит вас поддержки, то кто же поможет вам вместо Него? Пусть же на Аллаха уповают верующие» (3:160).

Поистине, Аллах желает, чтобы при каждом потрясении и испытании мы сдерживали ропот, смахивали слёзы, обновляли своё покаяние и не бездействовали и не отчаивались, и чтобы мы противопоставляли предопределению предопределение: «Не слабейте и не печальтесь, в то время как вы будете на высоте, если вы действительно являетесь верующими» (3:139).

Боль рождает надежду, и чем страшнее беда, тем яснее осознаёт верующий близость избавления. Знайте, что победа приходит с терпением, и что избавление приходит с бедой, и что с тяготой — лёгкость.

И когда ложное упорствует и прокладывает себе дорогу, приверженцы истины должны быть ещё более упорными и терпеливыми!

О жители Шама! Просите помощи у Аллаха и проявляйте терпение!

Поистине, Всевышний Аллах дал Своему Пророку гарантии относительно Шама и его жителей, а тот, о ком заботится Всевышний Аллах не пропадёт, и поистине, в Коране и Сунне ясно сказано, что эта земля благословенна и благодатна, и что период смуты и нечестия не продлится в ней долго, потому что она — обитель благодати, безопасности и веры.

Шам стал могилой для могущественных врагов мусульманской общины. Здесь потерпели поражение крестоносцы и монголы, и здесь будут побеждены римляне, о чём упоминается в хадисе о великой битве в конце времён. В этой земле погибнет Даджжаль и его последователи-иудеи. И Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сделал разложение жителей Шама признаком ухода блага из мусульманской общины, а их праведность — показателем праведности и благополучия всей общины. И вот сегодня проявляются благие вести и ночи наполняются мечтами и надеждами.

Поистине, мы клянёмся Всевышним Аллахом, и мы убеждены и не испытываем никаких сомнений в том, что обещанная нашим Господом Своим приближённым помощь и защита обязательно придёт к ним, если только они приложат необходимые усилия. Мы клянёмся, что беда и горе не продлятся долго для людей, связавших свои надежды с Аллахом, и воскликнувших: «О Аллах! Нет у нас никого, кроме тебя, о Аллах!»

Благодать стран Шама не кончается и тайны их неиссякаемы, и исследующий их должен непременно обратить внимание на удода Сулеймана. Удод — птица известная, однако здесь речь идёт об удоде особом. Он принадлежал к воинству Сулеймана. Более того он был одним из его приближённых, на которых он опирался, управляя своим огромным царством. Удод, покорный Аллаху Господу миров — все представители его вида таковы, но он отличался ревностным отношением к религии Аллаха и оберегал её, охраняя величие единобожия от скверны ширка. История этого удода удивительна. Она приводится в суре «Муравьи» (аяты 20–44).

1. Главная цель истории: «Мы даровали знание Дауду и Сулейману, и они сказали: „Хвала Аллаху, который предпочёл нас многим из Своих верующих рабов“ « (27:15).

Это вступление, начало сообщения о главной из милостей, которыми Аллах одарил Дауда и Сулеймана. Это знание. И прежде чем заканчивается аят упоминается благодарность Дауда и Сулеймана за эту милость и объявляется о её ценности и значимости.

И здесь не упоминается вид знания и его область, потому что подразумевается знание как категория, и всячески подчёркивается, что всё знание — дар Аллаха, и что каждому обладателю знания надлежит знать источник этого знания и обращаться к Аллаху с хвалой. Знание не должно отдалять своего обладателя от Аллаха или заставлять его забывать Аллаха. Знание, отдаляющее сердце от Господа — знание скверное, и его плодом не становится счастье его обладателя и других людей. Оно приносит лишь несчастье, страх, тревоги и разрушение, потому что оно отрезано от своего источника и заблудилось, потеряв дорогу к Аллаху.

«О люди! Мы обучены языку птиц, и нам даровано всё» (27:16). Сулейман (мир ему) распространялся об этом среди людей, желая рассказать им о милости, которую Аллах оказал ему, делая очевидной для людей эту милость, а вовсе не из желания похвастаться. Он сам прокомментировал эту милость: «Это и есть явная милость». Здесь мы видим равновесие и гармонию между знанием и нравственностью, и между силой и нравственностью, чего так не хватает современной цивилизации.

2. Свита Сулеймана и смотр войск. Сулейман (мир ему) объявил о знании, которое даровал ему Аллах, и о том, как Он утвердил его на земле и одарил: «И собраны были к Сулейману его воины из числа джиннов, людей и птиц. Они были разделены на боевые порядки» (27:17).

Свита Сулеймана состояла из джиннов, людей и птиц. Все они находились в его распоряжении и подчинялись ему, точь-в-точь как солдаты подчиняются командующему. И группа птиц, которые были подчинены Сулейману, была наделена особым пониманием, более глубоким по сравнению с другими представителями своего вида. Об этом свидетельствует и то, что Сулеймана, осматривая птиц и узнав об отсутствии удода, сказал: «Что такое, почему я не вижу удода?»

Таким образом, это был его особый, приближённый удод, наделённый особым же пониманием, не свойственным удодам и птицам вообще. Очевидно, что подобными способностями были наделены те существа, которые были подчинены Сулейману и отданы в его распоряжение, поскольку мы видим, что этот удод не уступал в своих умственных способностях и понимании вещей умным и богобоязненным людям!

Собрание отправилось в путь — свита Сулеймана, состоящая из числа джиннов, людей и птиц. Движение их было строго упорядоченным, они двигались ровными рядами, шли в ногу. Это был упорядоченный и чёткий марш войска: Они были разделены на боевые порядки, дабы они не разбредались в разные стороны и их ряды не смешивались.

3. Благодарность и признательность. Сулейман (мир ему) обратился к Господу своему со смирением, ища приближения к Нему: «Господи! Внуши мне быть благодарным за Твою милость, которую Ты оказал мне и моим родителям, и совершать праведные деяния, которыми Ты будешь доволен. Введи меня по Своей милости в число Своих праведных рабов» (27:19).

«Господи». Это прямое обращение, подразумевающее близость и связь. «Внуши мне» — то есть помоги мне собраться должным образом. Собери воедино органы тела моего и мои чувства и мой язык и мои мысли и помыслы, мои слова и фразы, мои деяния и устремления, собери всего меня. Собери всю мою энергию воедино, соединив начало с концом, а конец — с началом (именно это обозначает в арабском языке употреблённое слово), чтобы мне направить всю её на благодарность за милость Твою и за всё, что есть у меня.

«И совершать праведные деяния», ведь благие деяния — тоже милость от Аллаха. Он помогает совершать их тому, кто благодарит Его за Его милости.

«Введи меня по Своей милости в число Своих праведных рабов».

«Введи меня по Своей милости»: он знал, что быть одним из праведных рабов Аллаха — милость Аллаха, которая приходит к человеку и помогает ему совершать благие дела. Он не считал себя защищённым от всего даже после того, как Аллах избрал его. Он боялся, что сделает упущения в своих деяниях и будет нерадив в своей благодарности.

4. История Сулеймана (мир ему) с удодом и царицей Сабы

Перейдём к истории Сулеймана (мир ему) с удодом и царицей Сабы, состоящей из четырёх действий, разделённых антрактами. Завершения согласованы с действиями и антрактами двумя способами: техническим, с целью украшения, и религиозным — духовным.

Действие первое:

Первое действие начинается с общего военного смотра, который Сулейман устроил своим войскам: «Осматривая птиц, он сказал: „Что со мной? Почему я не вижу удода? Или же он оказался в числе отсутствующих? Я подвергну его суровым мучениям или же зарежу его, если он не приведёт ясного довода“ « (27:20–21).

Вот царь Сулейман с огромной свитой… Вот он осматривает птиц и не видит удода… Отсюда мы понимаем, что это особый удод. Мы также понимаем, что этому удоду свойственны такие качества как бдительность, точность и решимость.

Выясняется, что он отсутствует, и все узнают из вопроса царя, что он отсутствует без разрешения! Мы обнаруживаем, что Сулейман — решительный правитель. Вот он угрожает своему отсутствующему, вопреки его приказу, воину: «Я подвергну его суровым мучениям или же зарежу его, если он не приведёт ясного довода» (27:21).

Однако Сулейман — не тиран. Поистине, он — пророк, и он ещё не выслушал оправдание отсутствующего удода, а потому не должен выносить окончательное решение до того, как выслушает его и станет ясно, почему он отсутствовал.

Здесь проявляются качества справедливого царя: «если он не приведёт ясного довода» (27:21). То есть приемлемого оправдания. На этом заканчивается первое действие, занавес опускается.

Действие второе:

Появляется удод, несущий великую весть, важную и неожиданную для Сулеймана.

Он отсутствовал недолго. Прилетев, он говорит: «Я узнал о том, чего ты не знаешь. Я прибыл к тебе из Сабы с достоверным известием» (27:22). Он начинает с того, что затмевает своей важностью факт его отсутствия.

Царство Саба находится на юге Аравийского полуострова в Йемене. Удод рассказывает о том, что, как он обнаружил, тем народом правит женщина: «Ей даровано всё». Это указание на величие её царство и несметность её богатств. Есть всё необходимое для цивилизации и есть сила. «и у неё есть великий трон». Это свидетельствует о богатстве роскоши и развитости ремёсел.

Далее он рассказывает о том, что, как он обнаружил, эта царица и её народ: «поклоняются солнцу вместо Аллаха». Далее он называет причину заблуждения этого народа: шайтан приукрасил для них их деяния. Он ввёл их в заблуждение, и они не поклоняются Аллаху Знающему, Ведающему.

В конце рассказа он упоминает об Аллахе — Одолевающем Властелине, Господу всего сущего, Обладателя Великого Трона, с которым не сравнятся троны людей: «Нет иного божества, кроме Аллаха, Господа великого Трона» (27:26). Перед нами — удивительный, необычайный удод, наделённый разумением, пониманием, верой и способностью прекрасно преподносить известия, а также бдительностью и умением намекать на важное.

Сулейман не спешит верить ему или, напротив, не верить: «Посмотрим, сказал ли ты правду или же являешься одним из лжецов. Отправляйся с этим посланием от меня и брось его им. Затем встань поодаль и погляди, что они ответят» (27:28).

Здесь опускается занавес.

Занавес открывается снова, и мы видим царицу, которая получила письмо Сулеймана и теперь советуется со знатью из числа её соплеменников по этому важному делу.

«Она сказала: „О знать! Мне было брошено благородное письмо. Оно — от Сулеймана, и в нём сказано: «Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Не превозноситесь предо мною и явитесь ко мне покорными“» « (27:29–31). Письмо было сильным и ясным. Начиналось оно словами «С именем Аллаха Милостивого Милосердного», и требование в нём было упомянуто только одно: не превозноситься над пославшим это письмо и прийти к нему покорившимися Аллаху, именем Которого он обращается к ним.

«Она сказала: „О знать! Посоветуйте, как мне поступить. Я никогда не принимала решений самостоятельно, пока вы находились рядом со мной“».

Очевидно, что она не желает сопротивления и конфликтов. Однако она не говорит об этом прямо, а начинает с этого предисловия, а потом выражает желание посоветоваться с ними: «Она сказала: „Когда цари вторгаются в селение, они разрушают его и превращают его самых славных жителей в самых униженных. Вот так они поступают. Я пошлю им дары и посмотрю, с чем вернутся послы“».

Дары смягчат их сердца и продемонстрируют симпатию и, возможно, помогут избежать сражения. Если Сулейман примет их, значит, дело касается мирского и мирские средства тут помогут. А если он не примет дары, значит, это — дело убеждений, в котором богатство бесполезно, и оно не является чем-то   мирским, бренным.

Действие третье:

Занавес снова поднимается, и мы обнаруживаем посланцев царицы стоящими перед Сулейманом. Дары, принесённые ими, лежат перед Сулейманом. И вот Сулейман порицает их за попытку подкупить его этими дарами или отвратить его, таким образом, от призыва их к исламу. Когда они прибыли к Сулейману, он сказал: «Неужели вы можете помочь мне богатством? То, что даровал мне Аллах, лучше того, что Он даровал вам. Нет, это вы радуетесь преподнесённым вам дарам. Возвращайся к ним, а мы обязательно прибудем с войском, перед которым они не устоят, и изгоним их оттуда униженными и ничтожными» (27:36–37).

Действие четвёртое:

Занавес опускается на этой сцене: посланцы уходят: «Он сказал: „О знать! Кто из вас принесёт мне её трон до того, как они предстанут предо мною покорными?“ « (27:38).

«Силач из числа джиннов сказал: „Я принесу его тебе прежде, чем ты встанешь со своего места. Я достаточно силён для этого и заслуживаю доверия“ А тот, который обладал знанием из Писания, сказал: «Я принесу его тебе в мгновение ока» « (27:39–40). И снова подчёркивается ценность знания!

«Увидев установленный перед ним трон, он сказал: „Мой Господь оказал мне эту милость для того, чтобы испытать меня, буду ли я благодарен или же буду не признателен. Кто благодарен, тот благодарен во благо себе. А если кто не признателен, то ведь мой Господь — Богатый, Великодушный“. Он сказал: «Переделайте её трон так, чтобы она не узнала его, и мы посмотрим, следует она прямым путём или же является одной из тех, кто не следует прямым путём» « (27:39–41). Сулейман почувствовал, что милость такого рода — серьёзное, внушающее страх испытание, и он должен быть бдительным, чтобы преодолеть его, и ему требуется помощь Аллаха, чтобы осилить его, и он должен знать и чувствовать милость Благодетеля.

А если кто-то   не станет благодарить, то ведь Аллах не нуждается в благодарности, и Он — Великодушный. Он сказал: «Переделайте её трон так, чтобы она не узнала его, и мы посмотрим, следует она прямым путём или же она одна из тех, кто не следует прямым путём».

Вероятно, таким образом, Сулейман хотел проверить, насколько царица умна и посмотреть, что она будет делать, когда неожиданно для себя увидит свой трон. Следующее действие: прибытие царицы: «Когда она прибыла, ей сказали: „Таков ли твой трон?“ Она сказала: «Будто это он и есть» « (27:42).

Это было потрясение для царицы: ей и в голову такое не могло прийти. Ведь она оставила свой трон в своём дворце, под замком, под стражей. Как это далеко от Иерусалима, где жил Сулейман! Как он сумел доставить его к себе? Кто принёс его ему?

«Она сказала: „Как будто это он и есть“ «. Она не отрицала и не подтверждала, что свидетельствует о проницательности и мудрой реакции на эту удивительную неожиданность. Из её слов следует, что она уже подготовилась к покорности и исламу.

«Ей сказали: „Войди во дворец“. Увидев его, она приняла его за водную гладь и обнажила свои голени. Он сказал: «Это — отшлифованный дворец из хрусталя» « (27:44).

«Она сказала: „Господи! Я была несправедлива к самой себе. Я покоряюсь вместе с Сулейманом Аллаху, Господу миров“ « (27:44).

Её сердце нашло истинный путь и озарилось светом. И она поняла, что покорность Аллаху не подобна покорности кому-либо   из творений. Поистине, ислам — это покорность Аллаху, Господу миров.

История закончилась, но извлекать из неё уроки мы можем и сегодня. Уроки эти важны и значимы, но найдётся ли мудрый, знающий и надёжный проповедник, так же ревностно относящийся к запретам Аллаха, как этот удод? Если бы наши учёные уподобились этому удоду, призывая на прямой путь, дабы всё человечество покорилось Господу миров!

Использованная литература:

Шам: его достоинства и история. Пятничная проповедь шейха Салиха Аль Талиба, прочитанная в мечети аль-Харам 2 раби‘ ас-сани 1433 г. х.

Сноски

[1] То есть, выбери для меня место, в которое мне следует отправиться, когда начнут происходить эти события.

[2] То есть, если не хотите ни Шама ни Йемена, тогда оставайтесь жить в ваших городах.

Подготовил: Абу Умар Салим Ибн Мухаммад Аль-Газзи

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top