Опровержения ибн Таймийей идеологий хариджитов в общем и ИГИЛовцев в частности — Часть 7

oproverzheniya-ibn-tajmijej-ideologij-xaridzhitov-v-obshhem-i-igilovcev-v-chastnosti-chast-7

ШЕЙХ АБДУЛЛАХ ИБН ФАТЬХИ АТ-ТАЛЬКИФИ

ОПРОВЕРЖЕНИЯ ИБН ТАЙМИЙЕЙ
ИДЕОЛОГИЙ ХАРИДЖИТОВ В ОБЩЕМ
И ИГИЛОВЦЕВ В ЧАСТНОСТИ

 

~ ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ ~

 

 

Первое русское издание

— 2016 ­—­

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху. Мир и благословение Его посланнику, его семье, сподвижникам и любящим последователям.

Шестьдесят первый вопрос

«Игиловцы сузили рамки шариата, ограничив их сферой суда и наказания, и отклонились от правильного пути в понимании и практическом применении, хотя эта область — из шариатских ответвлений! Они пренебрегли другими исламскими установлениями. На самом деле шариат намного объёмней этого. Он включает в себя все стороны власти и жизнедеятельности, где есть религиозное или мирское благо и с помощью которых находят воплощение религиозные и жизненные ценности!

Но разве в регионах, контролируемых игиловцами, последователи Сунны живут нормально, как к тому побуждает шариат?!

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«По сути, шариат, с которым Аллах отправил Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), объединяет в себе мирские и религиозные блага. И все, что противоречит ему, является ложным, а все, что соответствует ему — истинным. Но иногда слово “шариат” приобретает иное значение у большинства людей. Цари и простые подданные думают, что шариат означает решения судьи. Но, как известно, судопроизводство представляет собой лишь одно из его ответвлений. Ибо, шариат включает в себя все стороны власти и деятельности, охватывающие религиозные или мирские блага. Им является Книга Аллаха, Сунна Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха), и путь праведных предшественников мусульман касательно убеждений, нравов и действий, правления и вынесения решений, управления и распределения средств»[1].


Шестьдесят второй вопрос

«Из общих особенностей хариджитов и рафидитов — посягательство на жизнь мусульман, ставших, на их взгляд, вероотступниками, в большей степени, чем на жизнь исконно неверующих. Это правило действует по сей день среди ИГИЛ и шиитских военных формирований. Да убережёт Аллах!»

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Таковы три стадии мятежников из числа харуритов, рафидитов и им подобных. В каждой стадии они оставили без внимания некоторые основные нормы исламской религии, пока не вышли из её границ, словно вылетевшая стрела из лука. В двух сборниках «Сахих» приводится хадис от Абу Са‘ида (да будет доволен им Аллах): “Они убивают исповедующих ислам и оставляют в покое идолопоклонников. Если я застану их, то непременно буду уничтожать их подобно тому, как были истреблены адиты”

Таково описание остальных мятежников, таких как хариджиты и прочие сектанты. Ведь они проливают кровь мусульман, считая их вероотступниками, больше, чем покушаются на неверных, которые не были верующими, поскольку отступивший от веры хуже, чем изначально неверующий. В хадисе, переданном от Абу Са‘ида, сообщается: “Пророк (мир ему и благословение Аллаха) упомянул о группе бритоголовых из его общины, которые появятся во времена раскола, и сказал: ‹Они худшие из созданий› или ‹из числа худших созданий. С ними вступит в бой самое близкое к истине войско›”»[2].


Шестьдесят третий вопрос

«Великое очень важное правило: названия, с которыми шариат связывает похвалу и порицание, любовь и ненависть», содержатся в Коране и Сунне. Ими не служат имена и названия со своим определением, например: “Исламское государство”, “Арабский полуостров”, “сторонник национального возрождения” или “правительственный служащий”. Через доказательства и доводы выясняется, что именно заслуживает похвалы и порицания по исламу»

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Похвала и порицание зависят от названий с шариатской основой, как, например, слова: верующий и неверный, благочестивый и грешник, знающий и невежда. И кто хочет похвалить или осудить, тот должен разъяснить, что похвальное или порицаемое относится к названиям, с которыми Аллах и Его Посланник (мир ему и благословение Аллаха) обусловили это. Если же у названия нет шариатской основы и однозначности, то недействительны две предпосылки, и никто не произносит такую речь, кроме тех, кто несёт всякий вздор.

В Коране и Сунне нет выражения “насыбит”, “мушаббихит”, “хашавит”, а также нет слова “рафидит”. Когда мы говорит “рафидит”, то даем определение, потому что в это название входят разные виды грехов, осуждаемых в священных текстах: возведение лжи на Аллаха и Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха), непризнание исламских прав, вражда с праведными верующими, и даже с лучшими приближенными рабами Аллаха, поддержка иудеев, христиан и многобожников. Объясняются и причины упрёка.

Всем последователям Сунны и единой общины не могут быть свойственны порицаемые в Коране и Сунне качества, как они свойственны рафидитам. Да, безусловно, у некоторых из них есть плохие черты, но из-за этого не осуждают всех суннитов. Точно так же, если некоторые мусульмане порицаемы за совершаемые ими грехи, то из-за этого не осуждают исламскую религию и соблюдающих мусульман»[3].

Названия, которыми в шариате обусловлены похвалу и упрёк, любовь и ненависть, дружбу и вражду, покорность и ослушание, благочестие и распутство, праведность и нечестие, веру и неверие, содержатся в священных текстах и подтверждены иджма‘ мусульманских ученых. К остальным названиям, например, народов и племён, мы приводим, дабы обозначить отличие, и нельзя связывать с ними шариатские положения. Так поступают лишь приверженцы страстей, разногласий и розни, которые внесли раскол и разделились на секты. К примеру, некоторые связывают дружбу и вражду с названием расы, стран, правовых направлений в исламе, таких как ханафитский, маликитский, шафиитский, ханбалитский, с именами шейхов и так далее»[4] .

«Кто подпадает под порицаемое в шариате определение, тот заслуживает порицания, например: неверующий, лицемер, безбожник и т.п. А кто соответствует похвальному в шариате определению, тот удостаивается похвалы, например: верующий, богобоязненный, правдивый и т.п.»[5].

«Если передают высказывания человека или причисляют секты к их лидерам, это делается для того, чтобы объяснить и обозначить различия. Что касается похвалы и порицания, дружбы и вражды, то они зависят от названий, упомянутых в великом Коране, таких как мусульманин и неверный, верующий и лицемер, благочестивый и распутный, правдивый и лжец, добродетель и злодей, и тому подобных»[6] .

«Хвалят и порицают только за те названия, которые имеют основание в шариате и на которые указали Коран и Сунна или единогласное мнение ученых, например: верующий, неверный, знающий, невежда, умеренный, безбожник»[7].

«Необходимо хвалить с религиозной точки зрения то, что похвалил Аллах, и порицать то, что осудил Всевышний Аллах. Отличительные названия даются различным течениям, идеологиям, сектам. Данные названия связаны либо с предводителем течения, как например, джахмиты, азракиты, кулябиты, карамиты, ашариты[8], либо с характерным для них воззрением или поступками. Харуритов прозвали так за их собрание в местности Харура. Их ещё называют хариджитами за их отклонение от истинного ислама.

Рафидитов прозвали так за то, что они отвергли Зейда ибн Али ибн аль-Хусейна за его любовь и уважение к Абу Бакру и Умару. Тем временем му‘атазилитов назвали так за то, что они обособились и отделились от единой группы из числа учеников аль-Хасана аль-Басри и других. Муджассимиты последовали за тем, кто утверждал о телесном виде Господа. Му‘аттылиты отрицали качества Аллаха, что приводит в итоге к отрицанию Его сущности. Зиндиками являются лицемеры.

Похвала и порицание связываются со всеми этими названиями только на основе того, что является похвальным или порицаемым в Коране. Всевышний Аллах обозначил всё хорошее и плохое.

Отличительными названиями обозначаются также расы и национальности. Но никому нельзя любить или враждовать с людьми по причине этих понятий, только если общие имена применимы и в шарите, такие как лицемер и безбожник. Подобное поведение потакает порочным желаниям и вносит разобщение в религии. Наоборот, нужно проявлять симпатию из этого лишь к тому, что любит Аллах и Его Посланник (мир ему и благословение Аллаха), и питать неприязнь ко всему, что ненавистно в исламе»[9].


Шестьдесят четвёртый вопрос

«Борьба с притеснением обусловлено двумя условиями, которые не соблюдает большая часть ИГИЛА и их хариджитских собратьев. Они стали основой смуты среди людей и одними из самых злостных притеснителей, смутьянов, распространяющих нечестие на земле, как очевидно из их постыдного поведения!»

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Притеснённому человеку дозволено ответить на несправедливость, согласно словам Всевышнего “Нет упрёка на тех, которые мстят после того, как с ними поступили несправедливо” (42:41). Это при двух условиях: во-первых, у него должна быть возможность и сила, во-вторых, он не должен переходить границы дозволенного. Если он не способен этого сделать или месть приведёт к излишней агрессии, нельзя мстить. В этом заключается основа запрета смут и конфликтов. Когда пытаются ответить на справедливость, не имея силы и проявляя чрезмерность, возникает ещё большее зло»[10] .


Шестьдесят пятый вопрос

«Из самых больших невежеств ИГИЛ — их убеждение в неверии тех, кто воюет с так называемым “исламским государством”, а в реальности с хариджитским!»

Об этом заявил в своей речи их официальный представитель, далёкий от знаний лжец Абу Мухаммад аль-Аднани, 6 Рамадана 1436 года по хиджре. Вот что он сказал: «Остерегайся! Ибо воюя с «исламским государством», ты впадаешь в неверие, вне зависимости догадываешься ли ты об этом или нет!».

Вдумайтесь в смысл этой крайней мысли и этого явного заблуждения. Данный факт ещё раз доказывает, что они, как и остальные хариджиты, обвиняют в неверии за грехи, и даже за дозволенные, а порой и обязательные, поступки!

Те, кто воевал с халифатом пророческих наместников, убил ‘Усмана ибн ‘Аффана и Али ибн Абу Талиба y, не являются ни неверующими, ни вероотступниками, по мнению последователей ислама и Сунны, только шииты, рафидиты и хариджиты — предшественники и собратья ИГИЛ — считали их неверными! Из современной еретической идеи ИГИЛ следует, что их государство якобы занимает степень пророчества и лучше халифата четырёх праведных халифов! Да упасёт Аллах!

Многие тексты Ибн Таймийи, да смилуется над ним Аллах, разъясняют порочность хариджитского пути. Я приведу лишь некоторые:

Шейхуль-ислам Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«… если предположить, что те, кому противостоял Али, были неверующими. Но, как известно, это мнение неправильно. Его никто не придерживается, кроме шиитских глупцов, ведь разумные из их числа не говорят такого. Известно из множества сообщений от семейства Али, что они не обвиняли в неверии тех, которые выступили против него.

Всё это при условии, что то сражение было предписанным по шариату. Однако сподвижники и последующие ученые имели разные точки зрения относительного того сражения: являлось ли оно обязательной борьбой с мятежниками или же нет? Позиция выдающихся сподвижников и таби‘инов заключалась в том, что битвы «аль-Джамаль»[11] и «Сыффин» не были предписанным по шариату сражением, а воздержание от них было бы лучше, чем участие в них. Более того, они причислили те битвы к неясным конфликтам. Так считает большинство знатоков Сунны и имамов фикха»[12] .

«Если бы сражающиеся с Али мусульмане являлись врагами посланника Аллаха r, вероотступниками, то Али обращался бы с ними как с отступившими от веры людьми. Достоверно сообщается от Али, что когда он сражался с ними, то не преследовал отступивших воинов, не добивал раненых, не брал военные трофеи, не пленил никого.

Наоборот, он приказал глашатаю возвестить, чтобы никто не догонял обратившихся вспять воинов, не добивал раненных и не брал военные трофеи. Если бы, по мнению Али, они являлись вероотступниками, он поступил бы совсем иначе.

Среди войска находилась также Аиша. Если вы скажете: «Она не обладала верностью» или дозволите посягать на её честь, то отвергнете аяты Корана. Если бы те сподвижники отступили от веры, значит, аль-Хасан отказался от управления мусульманскими делами и передал власть неверному. Выходило бы так, что непогрешимый у шиитов человек передал правление исламской страной вероотступникам. Но это не свойственно действиям верующих, тем более непогрешимых.

К тому же, если бы те были вероотступниками, а последователи Али — верующими, тогда бы неверные, отступившие от веры, постоянно одерживали верх над правоверными. Всевышний Аллах говорит в Своей Книге: “Воистину, Мы окажем помощь Нашим посланникам и верующим в мирской жизни и в тот день, когда предстанут свидетели” (40:51).

К тому же, Всевышний Аллах говорит в Своей Книге: “Если две группы верующих сражаются между собой, то примирите их” (49:9). Он назвал их верующими братьями, несмотря на вооружённые столкновения между ними и покушения.

К тому же, в сборнике «Сахих» приводятся слова Пророка (мир ему и благословение Аллаха): “Во времена раскола мусульман появится отклонившаяся от ислама община. С ней вступит в бой та из двух групп (верующих), которая самая близкая к истине”, “Поистине, этот мой сынок — господин. Через него Аллах примирит два огромных войска из числа мусульман”. Он также сказал Аммару: “Тебя убьёт покушающееся войско”, а не сказал: “неверующее”»[13].

«Все, кто стремился убить халифа, ошибались, и даже являлись притеснителями, мятежниками и агрессорами, хотя некоторые из них вероятно заслуживали прощения от Аллаха. Однако это не отменяет тот факт, что Усмана несправедливо убили»[14] .

«Кто поклялся человеку, что будет поддерживать его сторонником и враждовать с его противниками, тот подобен татарам, которые воевали на пути сатаны. Такие воины не сражаются на пути Всевышнего Аллаха, и невозможно, чтобы они относились к армии мусульман. Нет, они — из армии шайтана»[15] .

«Шестая сторона: эти (выдуманные) хадисы умаляют достоинство Али (да будет доволен им Аллах) и указывают на его непризнание слов Аллаха и Посланника (мир ему и благословение Аллаха). Из их достоверности следует, что все сподвижники — неверные: он и другие. А те, кто разжёг с ним конфликт, согласно этим хадисам, неверующие клеветники. Однако Али не поступал так, как рассказывается в этих текстах. Напротив, он считал их верующими мусульманами.

Хариджиты — худшие из тех, кто сражался с Али. Вместе с тем он не относился к ним как к неверным, а наоборот, запретил забирать их имущество и пленить. Прежде чем начать бой с хариджитским войском, он обратился к ним с речью:

“Мы не станем запрещать вам молиться в наших мечетях и лишать ваших прав перед нами”. А когда на него предательски напал Ибн Мульджам, он произнёс: “Если я останусь жить, то сам накажу преступника”, и не назвал убийцу вероотступником.

Касательно участников битвы «аль-Джамаль» достоверно сообщается от Али, что он запретил преследовать обратившихся вспять, добивать раненных, убивать пленных, забирать их имущество в качестве военных трофеев и делать невольниками их детей. И если бы они являлись неверными, согласно этим текстам, то Али первым отверг бы их, значит, по их идее, он тоже неверующий.

Али молился за убитых в битве «Сыффин», и при этом говорил: «Наши единоверцы покушались на нас, но меч очистил их души». Если бы он считал их неверными, то не совершил бы погребальную молитву над ними, не назвал бы их своими братьями по вере и не признал бы, что меч очистил их души»[16].


Шестьдесят шестой вопрос

«Юноши и глупцы из ИГИЛ обращаются к ученым, религиозным личностям и призывающим, с разговором о причинах недействительности веры, как будто те не знают их!»

О невежественные безрассудные игиловцы! Причины выхода из ислама представляют собой описание выражений и поступков неверия. А шариатское правило гласит: «Обвинение в неверии общего характера не влечёт за собой обвинение в нём конкретного человека, кроме как при наличии условий и отсутствии препятствий». А вы, из-за своего незнания, путаете обобщённость с конкретизацией!!!

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал: «Если верующий приложил усилия в поиске истины, Аллах прощает ему ошибку. Допуская упущения и небрежность в своём поиске, он совершает грех, который не достигает обязательно степени неверия, даже если говорят, что такие-то его слова идут вразрез с верой.

К примеру, предшественники сказали в общих чертах о неверии сторонников некоторых высказываний джахмитов, таких как мнение о сотворённости Корана или об отрицании лицезрения Аллаха в Последней жизни. Сюда входят и другие воззрения, кроме отрицания возвышенности Аллаха над созданиями, и, что Аллах — над Троном. Ведь обвинение в неверии приверженцев этой идеи было для них из самых очевидных явлений.

Такфир общего характера, подобно общему обещанию о наказании в священных текстах, не означает, что нужно обвинить в неверии конкретного человека, пока до него не дойдёт довод, оставление которого выводит из религии.

В сборниках «Сахих» передаётся, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сообщил о человеке, который завещал своей семье:

“После моей смерти спалите моё тело, затем соберите прах и развейте по морю. Ведь, клянусь Аллахом, если Аллах сможет воскресить меня, Он подвергнет меня таким мучениям, которым не подвергал никого из этих миров!”. И они сделали с ним это. Воскресив его, Аллах сказал: “Что подтолкнуло тебя к твоему поступку?”. Тот ответил: “Страх перед Тобой”. Тогда Он простил ему”.

Этот человек сомневался в могуществе Аллаха, в том, что Господь сможет вернуть его к жизни после того, как будет развеян по морю, и даже думал, что уже не воскреснет. В свою очередь такие убеждения идут вразрез с верой, и кто не откажется от них, узнав об их порочности, тот станет неверующим. Однако он не знал этой истины и до него не дошли проливающие свет знания. Причем он верил в Аллаха, в Его веления и запреты, обещания о воздаянии, боялся наказания в Судный день. Благодаря такой вере и такому страху Всевышний простил ему.

Поэтому если верующий в Аллаха, Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха), Последний день и праведные деяния,— придерживается неправильных взглядов в некоторых вопросах убеждения, он не хуже положением, чем тот человек. Аллах простит ему ошибочное суждение или подвергнет мучению, если он не полностью старался следовать истине, в зависимости от соблюдения им религии.

А когда называют неверующим человека, о вере которого известно, лишь за ошибку, это очень серьезно. В сборнике «Сахих» приводится от Сабита ибн ад-Дахака, что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал:

“Проклятие в адрес мусульманина сравнимо с убийством. И кто, обвинил верующего в неверии, тот словно убил его” .

В «Сахих» также приводится, что “если кто-нибудь обратится к своему единоверцу: “О неверующий”, эти слова вернутся к одному из них. Если обвинение в неверии определённого мусульманина через оскорбление равноценно убийству, то представьте, если кто-то в своём сердце считает его неверным!»[17].

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал: «По сути, они учитывали лишь обобщённые фразы в словах имамов подобно тому, как первые хариджиты учитывали шариатские тексты с общим смыслом. Они говорят всякий раз, когда видят их: “Любой, кто скажет то-то…, — неверующий”. Слушающий думает, что такое выражение касается всех, кто произносит его. Но они не осознают, что у такфира есть свои условия и препятствия, которые могут присутствовать в отношении личности, и что абсолютное обвинение в неверии не означает ещё, что надо обвинить в этом конкретного человека без учёта условий и препятствий.

Это объясняет, что имам Ахмад и большая часть имамов, авторов тех обобщённых фраз, не обвинили в неверии каждого лично из большинства сторонников этих нововведений»[18] .

«Я ответил им на вопросы тем, что моя позиция выражается в убеждении спасшейся группы. Пророк охарактеризовал её спасением, сказав:

“Моя община разделится на семьдесят три группы, семьдесят две из которых — в Огне, а одна — в Раю. Это те, кто следует такому же пути, на котором сегодня я и мои сподвижники”

Данное убеждение передано от Пророка (мир ему и благословение Аллаха) и его сподвижников y. Именно они и все их последователи являются спасшейся группой мусульман. Как сообщается, многие сподвижники сказали: “Вера увеличивается и уменьшается”. И вся упомянутые мною высказывания переданы от сподвижников с неразрывными иснадами в отношении фраз и значений. И если кто-то из последующих поколений противоречит им, это ни на что не влияет.

Затем я добавил: “Не каждый, кто противоречит в чём-то этому убеждению, обрекает себя на погибель. Ведь он может быть ошибающимся муджтахидом, и Аллах простит ему ошибку. Возможно, до него не дошли знания, после которых уже нет оправдания, а также, может, у него есть праведные дела, за которые Аллах сотрёт его плохие деяния”.

Не обязательно, чтобы толкователь Писания, покорный праведник, заслуживающий прощения и другие благочестивые верующие попадали под угрозу гибели, как говорится в шариатских текстах, тем более в этом случае. Напротив, такие слова указывают, что убеждённый в истине относительно имана спасётся. Тот же, кто убеждён в противоположном, может оказаться спасшимся, а может и нет. Например, говорят: “Спасся благодаря молчанию”»[19].

«Идеология, отвергающая Коран, Сунну и иджма, в основе именуется неверием, согласно шариатским доказательствам. Тема имана относится к религиозным положениям, о которых узнают от Аллаха и Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха), и о них не могут рассуждать люди, строя догадки и потакая своим пристрастиям. Но необязательно, чтобы судили о каждом стороннике этих идей как о неверующем, пока не будут соблюдены условия такфира и отсутствовать препятствия»[20].


Шестьдесят седьмой вопрос

«Часто игиловцы и все их собратья из числа фанатиков обвиняют людей в неверии по причине косвенного указания и вывода!»

То есть человек произносит слова, которые не являются неверием, но из них можно вывести подобный результат, а фанатики сразу называют его вероотступником, хотя в действительности значение слов этого человека может быть далеким от неверия или заблуждения!

Вывод, вытекающий из мнений и взглядов, ещё не является отражением сути, пока их сторонники сами не проявят ее. Причем ложность вывода свидетельствует о порочности суждения, но игиловцы не видят разницы.

Пример: последователи Сунны не обвиняли в неверии тех, кто истолковал качества Всевышнего Аллаха, даже если такие толкования указывают на отрицание качеств, которые утвердил Господь в отношении Себя, свят Он и велик.

Ещё один пример: если ты станешь говорить о заслуге неверующего или еретика либо о его вкладе в какой-то области во благо ислама и мусульман, тебя сразу игиловцы назовут кафиром, поскольку, с их точки зрения, ты считаешь правильной религию неверных. Но это не так, и тебе вообще не приходила такая мысль в голову!!!

Во время обсуждения или чтения высказываний игиловцев, где обвиняют рабов Аллаха в неверии и заблуждении, обрати внимание на то, выносят ли они решение исходя из прямого смысла слов и речи противоречащей стороны, или судят на основе выводов и предположений? Таким образом ты сможешь раскрыть многие сомнения и путаницу игиловцев. Пусть бережёт тебя Аллах! И держись подальше от недальновидных молодых глупцов!

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«То, на что указывает учение, не всегда является самой сутью учением. Более того, большинство людей высказывают мнения и не подразумевают под ними вытекающих из них выводов. И если человек говорит о том, что указывает на отрицание качеств Аллаха, это не значит, что он убеждён в этом. Наоборот, он может быть полностью убеждён в истинности тех качеств и не знать о таком выводе.

Также если принципы, на которых они построили своё признание Создателя, неправильны, это не значит, что они не верят в существование Творца, несмотря на вытекающий из их суждения вывод. Например, когда они говорят: “О Творце можно узнать только таким путём”, и выявляется его несостоятельность, то получаются, что о Нём вообще не знают. Однако этот вывод указывает на порочность отрицания и не означает, что они не признают существование Творца. Ведь мы уже неоднократно объясняли, что признание Творца, знание о Нём, любовь к Нему и вера в Его единство, заложены в сердце человека с самого рождения, а он думает иначе»[21].

«Согласно правильной позиции, то, на что указывают мнения человека, не являются сутью его мнений, если он не убеждён в этом. Если он не согласен с тем выводом, а ему приписывают его, то на него возводят ложь. Нет, это может указывать лишь на порочность и противоречивость его мнения в определенном вопросе, в отличие от убеждений, относящихся к неверию и абсурду, как чаще всего бывает.

К примеру, тот, кто высказывает мнения, включающие в себя другие идеологии, сам не придерживается их, но не знает, что его слова указывают на них. И если бы указание учения, являлось самим учением, то обвинили бы в неверии всех, кто говорит, что «возвышение» и другие качества Всевышнего имеют переносный смысл, а не прямой. Это потому что из данного мнения в итоге вытекает, что у Аллаха нет имён и качеств с их истинным значением»[22].

«Таким образом выводы, вытекающие из мнения человека, делятся на два вида:

  1. Правильные. Человек должен быть убеждён в нём, поскольку указание истины всегда верно. В таком случае дозволено причислить этот вывод к человеку, если известно, что он станет придерживаться данного мнения после того, как узнает о нём. Люди часто относят подобные суждения к мазхабу имамов.
  2. Неправильные. Это то, в чем нельзя быть убеждённым. По большому счёту в таких выводах содержится противоречие (истине)?, и уже доказано, что любой ученый в чём-то ошибается в сфере религии, за исключением пророков (мир ему и благословение Аллаха).

Если известно, что человек станет придерживаться вывода, вытекающего из мнения, узнав о нём, можно причислить этот вывод к человеку, а иначе — нет. Иногда человек говорит слова, но не догадывается об их порочном смысле и не убеждён в нём.

Именно эта позиция является лучшей из двух вариантов при разногласии: “Отражает ли указание на учение суть самого учения, или нет?”. Те указания, которые одобряет мусульманин, уяснив их для себя, являются его мнениями, и наоборот. Если же они противоположны, то делается различие между правильными и неправильными.

Это касается не отвергнутых им выводов. Если же человек сказал, что не принимает эти вытекающие сущности, нельзя причислять их к нему. В противном бы случае к любому ученому отнесли всё, что, по нашему убеждению, говорил Пророк (мир ему и благословение Аллаха), учитывая его веру в пророческое послание. Однако к нему не относят то, что он отрицает из Сунны, даже если он верит в неё. Тем самым выявляется разница между той сущностью, которую он отрицает, и той, которую он не отрицает. И когда ученый неправильно судит о чём-то из религии, это не значит, что он полностью не признаёт истину, поскольку в то же время он считает своё суждение верным»[23].


Шестьдесят восьмой вопрос

«Имам Ибн Таймийя приходил к татарским и другим правителям, дабы дать им наставление, выразить им порицание, спасти жизнь и имущество людей от их жестокости и насилия! Он даже сидел вместе с ними, беседовал и отвечал на вопросы. Имам сам приезжал в местности и замки царей и не ждал, пока они приедут к нему, а также защищал и требовал от монголо-татар выдать пленных мусульман и христиан!»

Есть множество интересных сведений о жизни Ибн Таймийи, да смилуется над ним Аллах, в области управления делами и решения проблем. Возможно, ты не знаешь о них или не осознаёшь целиком важность. Вдумайся в эти полезные выдержки и цитаты.

Если бы игиловцы жили во времена Ибн Таймийи, да смилуется над ним Аллах, и увидели, как он входит к тем тиранам несправедливым императорам, то сказали бы, что он — пропавший вероотступник и мурджиит, размягчает веру и отказывается от своей религии, находится рядом с тагутами…!

Детальное пояснение: ас-Сафади сообщил: «Мне рассказали о нём, о Ибн Таймийи, да смилуется над ним Аллах, что однажды некоторые местные жители пожаловались ему на старшего Кутлубака, который силой отбирал имущество людей и присваивал себе. История об этом хорошо известна. Он встал и направился к нему, а когда вошёл, поговорил с ним. Кутлубак же сказал: “Я хочу прийти к тебе, потому что ты являешься знающим, воздержанным человеком, наставником. Если эмир стоит возле двери бедняка, то как хорош этот эмир и как хорош этот бедняк!”.

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, ответил ему: “Кутлубак, не хитри! Муса был лучше меня, а Фараон — хуже тебя, но вместе с тем Муса по несколько раз в день приходил к двери Фараона и разъяснял ему суть веры”»[24].

Ибн Касир, да смилуется над ним Аллах, сообщил: «После битвы татарский хан отправился в Дамаск. Тогда влиятельные лица страны и шейх Такыйюддин Ибн Таймийя собрались в местности Али, и договорились о том, что пойдут к Казану, дабы встретить его и взять гарантию безопасности в Дамаске. В понедельник 3 апреля они поехали туда и встретились с ним. Шейх Такыйюддин обратился к нему с внушительным назиданием, которое обернулись огромным благом для мусульман, хвала Аллаху»[25].

«Болай вернулся со стороны горных пещер. Он распространял на земле нечестие, совершая набеги на разные регионы вместе с большим войском татар. Они опустошили многие селения, убивали их жителей и брали в плен детей.

В один из дней Болаю собирали налоги. Но вдруг из крепости выбежали люди, убили определённое количество татар, ограбили их и захватили некоторых пленных. В той стычке погибли и мусульмане. Тогда Кабджак приказал оратору страны и знатным лицам войти в крепость и поговорить с главным о перемирии. Они вошли к нему в понедельник 12 июня и провели с ним серьезный разговор, однако он не согласился с их условиями, поступив наилучшим образом, да осветит Аллах его лицо.

Восьмого Раджаба Кабджак вызвал к себе судей и влиятельных личностей и потребовал поклясться в поддержке махмудитского государства, то есть Казана, и они дали ему клятву. В этот же день шейх Такыйюддин Ибн Таймийя пошёл к шатру Болая и попросил его отпустить находившихся у него пленных мусульман. Ему удалось освободить многих из них, и он пробыл у него три дня, а затем вернулся обратно»[26].

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Так я ответил монгольскому предводителю Болаю, когда они прибыли в Дамаск во время большой смуты и между нами прошла беседа. Он спросил меня:

— Что вы говорите о Язиде?

Я ответил:

— Мы не ругаем его и не любим. Он не являлся праведным человеком, поэтому не заслуживает нашей любви. Но мы не ругаем никого конкретно из мусульман.

— Вы не проклинаете его? Разве он не был тираном? Разве он не убил аль-Хусейна?, — спросил Болай.

Я же сказал ему:

— Если мы упоминаем о тиранах, таких как аль-Хаджадж и ему подобных, то говорим в соответствии со словами Всевышнего в Коране: “Да будет проклятие Аллаха над беззаконниками” (11:18). Мы не желаем проклинать кого-либо конкретно. Да, некоторые ученые прокляли его, и здесь допускается аргументированное суждение. Однако первое мнение предпочтительней и лучше для нас. А кто убил аль-Хусейна или посодействовал в этом, или проявил довольство, на том проклятие Аллаха, ангелов и всех людей, и Аллах не примет от него ни покаяния, ни искупления.

— Вы любите семью Пророка?, — спросил он.

Я ответил:

— Любовь к ним обязательна и является предписанной, за неё мусульманин получает награду. В сборнике «Сахих Муслим» приводится хадис от Зейда ибн Аркама, где он сообщил: «Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) обратился к нам с речью возле пруда Хумм, между Меккой и Мединой, и сказал: “О люди! Я оставляю среди вас две ‹ценности›…”. Он упомянул Книгу Аллаха и побудил к ней, а потом добавил: “И моё семейство. Я напоминаю вам ради Аллаха про моё семейство. Я напоминаю вам ради Аллаха про моё семейство” .

Я сказал предводителю:

— Мы каждый день произносим в нашей молитве: “О Аллах! Благослови (похвали среди ангелов) Мухаммада и семейство Мухаммада, как благословил Ты Ибрахима и семейство Ибрахима, поистине, Ты — Достойный похвалы, Славный! О Аллах! Пошли благословения Мухаммаду и семейству Мухаммада, как послал Ты их Ибрахиму и семейству Ибрахима, поистине, Ты — Достойный похвалы, Славный!.

— А что насчёт ненавистников семьи Пророка?, — спросил Болай.

Я ответил:

— Кто питает ненависть к ним, на том проклятие Аллаха, ангелов и всех людей, и Аллах не примет от него ни покаяния, ни искупления.

Затем я поинтересовался у монгольского визиря, почему он говорил о Язиде, хотя сам — татарин. Он сказал: “Меня оповестили, что жители Дамаска враждебно относятся к пророческому роду”. Я же громко воскликнул: “Это ложь! Да проклянет Аллах всех, кто говорит такое! Клянусь Аллахом, среди жителей Дамаска нет врагов пророческого рода, и я не знаю среди них ни одного насыбита. И если бы кто-либо в Дамаске порочил и умалял достоинство Али (да будет доволен им Аллах), мусульмане сразу бы поднялись против него. Но раньше, когда страной правила династия Бану Умейя, некоторые умейядцы выявляли враждебность к Али и оскорбляли его, а сегодня из тех людей уже никого не осталось»[27].

«Несмотря на это, мы хорошо относились к представителям их религии (к ахлю-зимма) и защищали. Все христиане знали, что я попросил татар отпустить пленных. После чего Казан и Кутлуг-шах освободили их. Я также поговорил с Болаем, и он позволил забрать пленных мусульман. Причем он сказал мне: “У нас есть и христиане, которых мы взяли в Иерусалиме. Их не отпустят”. Я ответил ему: “Нет, выпустят на свободу всех, кто у тебя, из иудеев и христиан, которые находятся под нашей защитой, и не оставим ни одного пленного из числа мусульман или людей Писания, выплачивающих джизью”. В итоге мы освободили многих христиан, по воле Аллаха. Это наш поступок и наше благодеяние, да вознаградит Аллах»[28].


Шестьдесят девятый вопрос

«Точные основательные примечания, правила, критерии со слов Ибн Таймийи в теме такфира, посредством которых тебе станет ясно, что игиловцы и все их собратья фанатики погрязли по уши в невежестве и заблуждении!»

Приобретай знания и не занимайся пустяковыми ненужными делами! Ведь в наши дни игиловцы искажают настоящий образ ислама и портят репутацию мусульман!

  1. Ошибающегося в вопросах убеждений не обвиняют в неверии:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Многие люди обвинили в неверии тех, кто ошибся в каком-либо вопросе убеждений (то есть посчитал правильным нечто противоречащее истине). Но такое мнение не передаётся ни от сподвижников, ни от табиинов, ни от мусульманских имамов. Напротив, данная позиция служит основой высказываний еретиков, которые вводят новшество, а потом называют неверными всех, кто противоречит им, как поступали хариджиты, му‘тазилиты и джахмиты. Это имело место и среди многих последователей имамов, например, некоторых учеников Малика, аш-Шафи‘и, Ахмада и других»[29] .

  1. Нельзя обвинять в неверии приверженцев нововведений обобщённо:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Иногда они идут по этому направлению в такфире. В отличие от четырёх имамов и других знатоков Сунны, они обвиняют в неверии приверженцев нововведений обобщённо, а затем причисляют к еретикам всех, кто не разделяет их взгляды, как свойственно хариджитам, муатазилитам и джахмитам, а также некоторым из последователей имамов»[30] .

  1. Некоторые ученые говорят о неверии сторонников определённых высказываний, дабы предостеречь от порочных взглядов:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Порой сообщают о ком-то из них (ученых), что он назвал сторонников определённых высказываний неверными. Этим он желает объяснить ложность таких слов, дабы оттолкнуть от них. И если какое-либо выражение идёт вразрез с верой, это не значит, что каждый, кто произнёс его из невежества или собственного понимания, становится кафиром. Неверие утверждается в отношении человека, подобно обещанию о наказании в Последней жизни, в зависимости от условий и препятствий»[31] .

  1. Семьдесят два течения из общины Мухаммада, мир и благословение ему и его семейству, не являются неверующими:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Даже если они из числа 72 течений, все равно среди них есть многие, кто являются верующими и заслуживают за своё заблуждение и за свои грехи наказания, как и остальные ослушники. Пророк r не вывел их за рамки ислама, а причислил к своей общине, и не сказал, что они вечно будут в Огне. Следует учитывать этот великий принцип»[32] .

  1. Людей не обвиняют в неверии за неоднозначные слова и дела:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Не обвиняют в неверии за то, что может по-разному толковаться»[33].

  1. Если ты увидел или прочитал, что ученый строго осудил человека и назвал его неверующим, не расценивай это как общее решение:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«Если ты увидел, как имам строго осудил сторонника каких-то фраз или назвал его по этой причине неверующим, не расценивай это как общее решение о каждом, кто говорит их, пока не будет доказано, что его действительно необходимо осудить и обвинить в неверии»[34] .


 

Семидесятый вопрос

«Схожесть «государства игиловцев» с «государством муваххидов», и схожесть заблудшего Ибн Тумарта с заблудшим аль-Багдади!»

Ибн Таймийя разъяснил, что вся община Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) — единобожники, а хариджиты ИГИЛА и движения Ибн Тумарта думают, что только они исповедуют единобожие!

Обе секты посягают на жизни и собственность мусульман, хоть даже под предлогом соблюдения шариата и Сунны! Все они убивают ученых, ищущих знания и призывающих! Все они лгут, распускают клевету и вводят новшества, показывая аскетизм и срединное достоинство!

Пречист Аллах! Как похожи государства заблуждения и нечестия… История повторяется заново.

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, написал:

«В более мерзкую крайность впали так называемые «муваххиды», превознося своего лидера Мухаммада ибн ат-Тумарта по прозвищу «Махдий», основавшего их государства на фундаменте обмана и лжи, убийств мусульман, посягательств на жизни и собственность, как и отклонившиеся от религии хариджиты. Они также придумали различные нововведения.

Ибн Тумарт обладал аскетизмом и воздержанностью, обязал своих единомышленников следовать исламским законам и пророческой сунне. Он совместил добро со злом. Но отвратительней всего, что в своей речи на минбаре они всегда обращались к нему со словами “известный Махди” и “непогрешимый имам”.

До меня дошли сведения, что один из разумных наместников собрал у себя ученых и спросил их обо всём этом, а они промолчали из страха, потому что любого, кто явно выражал неодобрение с “муваххидами”, убивали по возможности публично или тайно. Говорят, что они убили аль-Кадыя Абу Бакра ибн аль-Араби, аль-Кадыя Ийяда ас-Сабти и других»[35].

«Мы уже объяснили, почему его последователей прозвали «муваххидами». С этим (обособленным названием) не согласны мусульмане. Ведь вся община Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) — единобожники, и никого из исповедующих единобожие не поместят навечно в адский Огонь…

Автор книги «аль-Акидат аль-муршида» прозвал своих последователей «муваххидами», следуя за теми, кто ввёл «таухид», относительно которого нет дозволения от Аллаха, и не признал единобожие, с призывом к которому Он ниспослал Коран»[36].

Продолжение, ин шаа Аллах, следует.

Скачать в формате PDF (0.8 MB)
Сноски

[1]    См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (19/308).

[2]    См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (28/497).

 

[3]    См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (2/608).

[4]    См.: Ибн Таймийя. «Баян тальбис аль-джахмийя» (1/387).

[5]    См.: Ибн Таймийя. «Дар та‘аруд аль-‘акль ва ан-накль» (1/241).

[6]    См.: Ибн Таймийя. «Дар та‘аруд аль-‘акль ва ан-накль» (1/273).

[7]    См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (4/146).

[8]    Об идеологии таких сект, как “джахмийя”, “м‘утазила”, “муджассима”, “мурджа”, “мушаббиха”.. и др. можете  читать в нашей книге «Акида Уаситийя с разъяснением аль-Фаузана» См.: [http://svetislama.com/audio/veroubejdenie-audio/akida-uasitijya-s-razyasneniem-shejxa-salixa-al-fauzana].

[9]    См.: Ибн Таймийя. «Баян тальбис аль-джахмийя» (5/392).

[10]  См.: Ибн Таймийя. «аль-Истикама» (1/41).

[11]  Подробно, о причинах и условиях этого сражения можете узнать в моей книге «Достоверная история сподвижников Али и Муавии». См.: [http://svetislama.com/statyi/hadisi-dostovernye-predaniya/dostovernaya-istoriya-spodvizhnikov-ali-i-muavii-da-budet-dovolen-allax-imi-oboimi].

[12]  Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (1/528).

[13]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (1/234).

[14]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (1/314).

[15]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (28/20).

[16]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (1/450).

[17]  См.: Ибн Таймийя. «аль-Истикама» (1/165).

[18]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (14/489).

[19]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (35/165).

[20]  Там же.

[21]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (16/461).

[22]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (20/218).

[23]  См.: Ибн Таймийя. «аль-Фатава аль-кубра» (4/24).

[24]  См.: ас-Сафади. «аль-Вафи билль-вафийят» (7/12).

[25]  См.: Ибн Касир. «аль-Бидаят ва ан-нихая» (14/7).

[26]  См.: Ибн Касир. «аль-Бидаят ва ан-нихая» (14/10).

[27]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (4/488).

[28]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (28/617).

[29]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (5/239).

[30]  Там же.

[31]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (5/240).

[32]  См.: Ибн Таймийя. «Минхадж ас-Сунна» (5/241).

[33]  См.: Ибн Таймийя. «ас-Сарим аль-маслюль» (1/518).

[34]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (6/61).

[35]  См.: Ибн Таймийя. «Бугьятуль-муртад» (495).

[36]  См.: Ибн Таймийя. «Маджму аль-фатава» (11/487).

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top