Ответы Имама аль-Альбани связанные с манхаджем — Часть 5

otvety-imama-al-albani-svyazannye-s-manxadzhem-chast-5

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Высказывания саляфов и современность

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Если мы найдем в некоторых выражениях саляфов постановление о том, что кто впал в нововведение, тот — еретик, то это связано с предостережением[1], а не с убеждением[2]. Возможно, здесь следует рассказать известное высказывание, переданное от имама Малика. Когда к нему пришел спрашивающий, обратившись со словами: “О Малик, что означает «Милостивый вознёсся на Трон», он ответил: “Вознесение известно (в арабском языке), а его сущность неизвестна, и вопрос об этом — нововведение. Выведите этого человека, поистине он — еретик!”.

Тот человек не стал еретиком только потому, что он спросил о «вознесении (Аллаха на Трон)», а потому что он хотел понять (разумом) в какой-то степени («возвышенность»). Но Малик опасался, что посредством такого вопроса он стремится к противоречию саляфитским убеждениям, поэтому и сказал: “Выведите этого человека, поистине он — еретик”.

Посмотрите сейчас, насколько различны средства. Если бы мне, тебе, Бакру, Амру, Зейду и т.д. задал один из простых или знающих мусульман подобный вопрос, неужели бы мы ответили ему точно так же, как Малик, обратились к нему с такими же словами и сказали: “Выведите этого человека, поистине он — еретик”? — Нет. Почему? — Потому что времена разные, а средства, которые раньше были приемлемы, уже сегодня неприемлемы, поскольку от них больше вреда, чем пользы.

Эти слова имеют связь с известным в Исламе принципом «порывания отношений» или «бойкотирования» ради Аллаха». Нас часто спрашивают: “Такой-то человек — наш приятель и друг, однако он не молится, курит сигареты…, должны ли мы порвать все отношения с ним?”. Я отвечаю: “Не порывай с ним отношения, поскольку к чему приведёт твоё отдаление? Ведь это ничем не поможет ему, а наоборот усугубит его положение и оставит блуждать в своём заблуждении”.

Поэтому «порывание отношений» — шариатское средство, предназначенное для установления шариатского блага, а именно, чтобы исправить человека, с которым прекращают общаться. И если порывание отношений не исправляет человека, а наоборот еще больше усиливает его заблуждение, тогда не следует применять данный принцип.

Вот почему в нынешнее время нам не следует цепляться за средства, которые использовали саляфы, поскольку, осуществляя их, они опирались на состояние силы и мощи. А сегодня ты видишь положение мусульман, насколько они стали слабыми во всём. Это касается не только правительств, но и отдельных людей. Дело обстоит именно так, как сказал Пророк, мир ему: “Ислам начался чуждым и снова станет чуждым. Райское блаженство (или дерево туба) уготовано чуждым (мусульманам)!”. Его спросили: “А кто они, о посланник Аллаха?”. Он ответил: “Они — немногие праведники среди многих людей. Тех кто поступает вопреки им больше, чем тех, кто следует их (пути)”[3].

И если мы откроем двери порывания отношения, бойкотирования, обвинения в нововведениях, в таком случае мы должны жить в горах. Напротив, сегодня мы обязаны (руководствоваться аятом): “Призывай на путь Господа мудростью и увещеванием и веди спор с ними наилучшим образом”(16:125)»[4].
— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, сказал:
«Наша проблема в настоящее время заключается в том, что мы решаем дела на основе чувств. Я хотел сказать, что сегодня многие молодые мусульмане, проявляющие эмоции в отношении ислама и религии, решают некоторые тонкие вопросы, связанные с фикхом, методом, основанном на исламской приверженности. Причем этот метод не сопровождается знаниями, источником которых служит Коран, Сунна, путь праведных предшественников.

Как я считаю, подобные вопросы, то есть о предостережении, порывании отношений, бойкотировании, поддержке и непричастности, — эти дела касаются сильного исламского общества, которое способно осуществить эти принципы, во-первых, и извлечь из них спелые плоды, во-вторых. Сейчас необязательно, чтобы предостережение сопровождалось порыванием отношений и бойкотированием в нынешнее время. А вот когда наше общество станет исламским обществом, то все эти принципы должны реализовываться в нём»[5].

— Спрашивающий: «Но, например, если есть среда, где преобладают сунниты, к примеру, а затем появились молодые (мусульмане), которые ввели новшества в религии Пречистого и Великого Аллаха, нужно ли в такой ситуации применить бойкотирование или нет?»…

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, ответил: «В такой ситуации необходимо использовать мудрость. Если явная сильная группа мусульман порвёт отношения с группой, отклонившейся от единой общины, здесь повторяются прежние слова: принесёт ли такое действие пользу группе, строго следующей истине, или навредит ей? Это с их стороны. Кроме того, принесет ли это пользу потерявшим связь и оставленным из победоносной общины, или же навредит им? …

То есть следует относиться к подобным делам не на основе эмоций и чувств, а посредством обдуманности, неторопливости, мудрости. Например, если один из них отклонится (в чем-то от правильного пути), ах, какая ревностная защита (религии) ради Аллаха, они порвут с ним отношения?! — Нет (так нельзя поступать). Проявите к нему мягкость, дайте ему наставление, укажите ему правильный путь…, и так далее. Поддержите с ним (братскую) связь, а если уже будет потеряна надежда в отношении него, во-первых, и есть опасение, что его вражда затронет Зейда и Бакра, во-вторых, тогда следует порвать с ним отношения, если есть большая вероятность, что оставление отношений послужит лечением, как говорят: “Прижигание — последнее лекарство”

В общем, я не советую сегодня ни в коей мере применять (исправительный) метод «порывания отношений», поскольку от него больше вреда, чем пользы. И самым большим доказательством этому служит нынешняя смута в Хиджазе (на западе Саудовской Аравии). Причем всех их объединяет призыв единобожия, призыв Корана и Сунны.

Однако (неужели мы станем враждовать) из-за того, что некоторые из тех мусульман проявляют особую активность, либо в политике, либо в каких-то идеях, о которых раньше никто из ученых не говорил?! Они могут быть ошибочными, а могут быть правильными. И мы не станем принимать ничего нового из того, что мы слышим, особенно, если это порицаемо, как нам кажется с самого начала, а будем бороться и противодействовать. Это неправильно, мой брат. Это неправильно, то есть ты хочешь, чтобы у тебя был друг, у которого нет недостатков, а разве ароматическая палочка рассеивает свой запах без дыма?

Мы желаем, чтобы ихвануль-муслимин были с нами лишь в вопросе единобожия, лишь в вопросе единобожия, для того, чтобы мы были с ними. Они не согласны с нами даже в убеждениях! Они говорят: “Этот (призыв к тавхиду) вносит расколы и разобщает…”, и т.д.

Те братья, от которых отделилась община, или которые отделились от сплочённой группы, Аллах лучше знает, находились с нами по всей линии: в отношении Корана, Сунны, манхаджа праведных предшественников, однако они действительно принесли новые (идеи, методы). Одни из них ошибочны, другие — правильны. Так зачем нам сейчас распространять среди нас разобщение, разделение на хизбы, фанатическую приверженность? Мы были одной группой мусульман, а стали двумя, мы стали двумя, а они стали тремя, стали сафаритами, суруритами….

Аллаху акбар! Не было никакого основания для раскола среди них. Это не касалось разногласия в серьезных вопросах, относительно которых нельзя представить, чтобы саляфиты разногласили в них. Как мы все знаем, сподвижники разошлись во мнениях в некоторых вопросах, но при этом манхадж был единым.

Поэтому если ты представишь, что если среди последователей Сунны и единой общины, победоносной группы, какие-то отдельные мусульмане отклонятся от правильного пути, то мы проявим к ним мягкость и доброту, мой брат. Мы попытаемся сделать, так, чтобы они остались с единой общиной, и не станем порывать с ними отношения и оставлять их, только если в отношении них у нас не будет опасения. А это не сразу выявляется. Другими словами, если кто-то выскажет мнение, в котором он противоречит и поступает вопреки единой общине, то не следует сразу же порывать с ним отношения и оставлять его, а наоборот мы должны выждать, пока возможно Пречистый и Великий Аллах направит его сердце к истине. Или же мы выясним, что лучше отделить его (от общины, тогда можно прекратить с ним общаться)»[6].


Обобщенные и разъясненные, абсолютные
и ограниченные фразы в словах людей

—Шейх аль-Альбани, прослушав кассету с речью одного из призывающих, где сообщалось о вероотступничестве некоторых их тех, кто открыто совершил греховный поступок, сказал: «Мой брат, лекция не на тему вероубеждения. В таких лекциях человек проявляет эмоциональный подъем[7], выступает с назиданием и многими увещеваниями, и…, и…, и так далее. Это с одной стороны. С другой стороны, что касается его суждения, через призму правильных убеждений, о личности или конкретных людях, которые в сердце дозволяют запретное, то в этом нет разногласия среди саляфитов, и даже также среди халяфитов. Ведь их куфр является неверием вероотступничества. Разве не так?

— Спрашивающий: «Так».

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, сказал: «Именно об этом мы спрашиваем, есть ли разногласие в подобных вопросах с точки зрения убеждения, или же применение шариатской нормы, к которой приводит данное убеждение, может отличаться в зависимости от определенных людей?

Я и ты можем иметь разные мнения. Я и Абу Малик можем иметь разные мнения. Спрашивается, этот человек, который открыто совершает запретный поступок, гордится им, привлекает внимание людей вокруг него, и…, и…, и т.д., он считает это дозволенным в сердце или же нет? Я могу сказать: «Нет», а ты можешь сказать: «Да», или наоборот, я говорю: «Да», а ты говоришь: «Нет». Однако нам нельзя превращать этот личный спор в «идеологический конфликт», как говорят сегодня. Ведь в основе, как мы рассмотрели с тобой, мы согласны, что существует неверие вероотступничества, неверие в делах, неверие в убеждениях. Мы не должны превращать такую ситуацию в причину конфликта между нами и ними в вероубеждении…

Я напоминаю, а напоминание приносит пользу верующим, в качестве сближения среди братьев саляфитов, которые к сожалению питают друг к другу неприязнь из-за причин, не служащих основанием, по моему мнению, для такой взаимной неприязни и ненависти на пути познания причины.

Мой вопрос звучал предельно ясно, о Халид: «Ты можешь привести нам пример разногласия между нами и теми братьями в вероубеждении?». И я говорю обычно: «К сожалению», однако нет повода для сожаления, поскольку, хвала Аллаху, ты не смог привести пример, а это радует нас, а не огорчает. Ты лишь показал (в качестве примера) лекцию, которую провёл один человек и вынес постановление о вероотступничестве определенных нечестивцев. Но в этом нет разногласия в идеологии и убеждениях между нами и ними. Причем, несомненно, ты прекрасно знаешь из их лекций и книг о том, что их вероубеждение основано на манхадже праведных предшественников. Особенно это касается вопроса «обвинения в неверии», где они не являются хариджитами и не считают, что совершение тяжкого греха приводит к неверию. Разве не так?».

— Спрашивающий: «Так, безусловно».

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, сказал: «И если эта основа, барака Аллаху фик, существует между всеми нами, то поэтому, когда мы находим высказывание одного из них и как будто оно противоречит известным их принципам, тогда, барака Аллаху фик, тебе нельзя цепляться за данное высказывание и нарушать правило, относительно которого они согласны с нами. Напротив, мы должны постараться найти приемлемое разумное обоснование подобным фразам, которые предположительно могут противоречить согласованному между нами вероубеждению.

Мы недавно уже упоминали, и как я думаю, ты сам также сказал, что эти слова неправильны, но мы не рассматриваем, ошибка это или нет? Связаны ли эти слова с риторикой или убеждениями? Это не является нашей темой.

Наша тема (разговора) заключается в следующем: “Приведи доказательство из их слов, где ясно говорится, что они обвиняют в неверии совершившего тяжкий грех!”. Но этого нет, а наоборот есть противоположность. Значит, эти приведенные слова должны толковаться в свете того правила.

Как я уже недавно говорил … Мы полагаем, что поступаем осмотрительно в вынесении решений (постановлений). Но иногда от нас могут исходить какие-то фразы, и мы не задумываемся, что люди поймут их вопреки тому смыслу (манхаджу), который мы подразумеваем. Каждый человек порой выражает свои убеждения и мысли неправильным, или необдуманным образом».

Но, на самом деле, я не вижу в выражении этого человека противоречия известному нам факту, что он не обвиняет в неверии мусульманина, совершившего тяжкий грех. Напротив, он часто повторяет, что обвинение в неверии по причине тяжкого греха свойственно учению хариджитов. Ведь он, откровенно, выступает против них.

Значит, у нас есть выход, брат мой. Мы отнесём эти слова к тому, в чём мы едины. Мы уже говорили об этом раньше, а именно, как мы понимаем из очевидного положения, те нечестивцы дозволяют данное нечестие и греховность в своих сердцах. Нет разницы, ошибся (ли этот человек в своем выражении) или нет, главное, что он не допустил ошибку в отношении убеждений, а ошибся в суждении о конкретном человеке.

То есть, ты хорошо знаешь, что шариатский судья, который судит на основе шариата Аллаха, выносит вердикт о казни того, кто совершил умышленное убийство, принимая во внимание показания свидетелей. Однако свидетели могут дать ложные показания, и судья может вынести вердикт о казни невиновного человека. В такой ситуации он допускает ошибку. Однако принцип, на основе которого он вынес ему смертный приговор, не является ошибочным. Ты понял, барака Аллаху фик?!

Мы хотим придерживаться основ, а не ответвлений, которые применяются в отношении основ правильно или неправильно. Вот почему я советую, чтобы ты не превращал слова (того человека) в причину раскола между тобой и ними, поскольку вы едины в отношении основ»[8].


Спасшаяся группа и победоносная община

— Вопрос: «Какая разница между победоносной общиной и спасшейся группой?».

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, ответил: «Я не считаю допустимым, чтобы ты затрагивал эту тему, поскольку рассмотрение этой темы относится к причинам, которые внесли раскол среди (нынешних) мусульман.

Связан ли этот вопрос с вероубеждением? — Нет. Связан ли он с шариатскими законоположениями? — Нет. А с чем же он связан? — С происходящей смутой. Поэтому не думай о нём, по саляфитски выражаясь: “оставь его и иди дальше”»[9].
— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, написал в сборнике «Сильсилят аль-ахадис ас-сахиха» (т. 2, ч. 2, с. 932):
«А что касается поднятого шума одним из наших призывающих братьев о различии между победоносной общиной и спасшейся группой, то это его личное мнение, которое я не вижу далёким от правильности… Между общиной и группой есть явная связь с точки зрения обобщенности и конкретизации. Однако вместе с этим из стремления к призыву и единству я не вижу большой пользы от критики и опровержений в этом вопросе»[10].


 

Занятие опровержениями, разговорами об ученых и о призывающих

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, дал искреннее наставление тому, кто спросил его: «Какое ваше мнение о таком-то человеке (ученом или призывающем): «Смотри, мой брат, я искренне советую тебе и другим братьям, которые придерживаются кривой линии, как нам кажется, Аллах лучше знает, — чтобы вы те тратили напрасно ваше время на критику друг друга и не обсуждали: “Тот человек сказал такие-то слова, а другой сказал такие-то слова, а третий сказал такие-то слова…”. Ведь, во-первых, это абсолютно не относится к знаниям, а во-вторых, такой метод вызывает гнев, зарождает в сердцах чувства ненависти и злости.

Наоборот, вы должны заниматься получением знаний. Именно знания раскроют вам ответ на вопрос: “Правдивы ли эти очерняющие слова в адрес такого-то человека, поскольку у него много ошибок, и он, к примеру, заслуживает, чтобы мы называли его приверженцем нововведений, следовательно, является ли он еретиком?”. — Нам нет никакого дела до этих подробных рассмотрений и обсуждений!

Я искренне советую, чтобы вы не углублялись в это, поскольку мы в действительности переживаем сейчас этот раскол, который поразил причисляющих себя к призыву к Корану и Сунне, или как мы говорим, к саляфитскому призыву. Это разобщение, Аллах лучше знает, вызвано главным образом тем, что душа человека побуждает к злу, а не связано с разногласием в некоторых мнениях. Таково моё наставление»[11].


Бойкотирование Мухаммада Насиба ар-Рифаи

— Шейх аль-Альбани, да смилуется над ним Аллах, написал в сборнике «Сильсилят аль-ахадис ас-сахиха» (6/29–32, № 2507): «Знай, что меня побудило написать приведённые слова — тот факт, что этот человек жил долгое время с нашими братьями саляфитами в Алеппо. Более того, некоторое время он возглавлял их. Затем он ввёл среди них новшество безо всякого довода от Аллаха и Его посланника, призвав их к воззрению о защищённости жён Пророка, мир ему и благословение Аллаха, его семьи и потомков, от совершения прелюбодеяния (мерзостей)».

— Затем шейх, да смилуется над ним Аллах, рассказал о разговоре некоторых братьев с этим человеком, и сказал: «После чего усилился между ними спор в этом вопросе, и один из братьев, который усердно стремится к сплочению, отправил мне письмо, в котором он разъяснил мне суть дела. Он просил меня быстрее приехать к ним, пока не обострилась ситуация и не распалась община.

И я отправился, впервые, самолетом в Алеппо. Со мной были еще два брата. Потом мы пришли в дом этого человека. Я предложил им пообедать у него в знак благожелательности к нему (и сплочённости), и мы все согласились с этим.

После обеда мы начали вести дискуссию с ним относительно высказанного им мнения. Так разговор завершился после молитвы «иша», однако безрезультатно. Он стоял на своем мнении, подобно фанатикам, которые отстаивают свои мнения, не обращая никакого внимания на доводы, противоречащие им. И даже зашел еще дальше, сказав на этой встрече о неверии тех, кто не согласен с его упомянутым мнением. Но вскоре, с превеликим трудом, он отказался от данного обвинения в неверии, и сказал только о заблуждении своего оппонента, кем бы он ни был!

Потеряв все надежды в отношении него, мы обратились к нему со словами: “Твоё обязательство принять твоё мнение (и он не постигает полностью его суть) противоречит одной из основ саляфитского призыва, которая гласит: “Законодательство (право введения обязанностей и запретов) в религии принадлежит одному лишь Аллаху”. Мы напомнили ему слова Всевышнего Аллаха о христианах: “Они признали господами помимо Аллаха своих первосвященников и монахом” (9:31).

Поэтому достаточно для тебя, чтобы каждый из вас оставался при своем мнении, поскольку никто из вас не считает правильным мнение другого. Ты не должен называть его заблудшим, так же как и он не должен обвинять тебя в заблуждении. На таком принципе ты можешь продолжать сотрудничать с ним в тех основах и ответвлениях призыва, относительно которых вы согласны.

Однако он настаивал на обязательности принятия им его мнения, в противном случае не может быть сотрудничества, учитывая, что тот, кого он хотел обязать принять его мнение, обладал большими знаниями и лучшим пониманием саляфитского призыва с точки зрения основ и ответвлений, хоть он и был более эрудирован.

Утром следующего дня близкие его братья пришли к результату прения: этот человек продолжал обвинять в заблуждении и отказывался сотрудничать, только если не подчиняться его мнению.

Тогда они единогласно решили изолировать его, но только после разговора с ним, также. Они пошли к нему домой, со мной и двумя моими товарищами, конечно, после того, как спросили у него разрешения, и попросили его отказаться от упорства, согласиться, чтобы тот человек остался на своём мнении, и продолжить сотрудничество с ними. Но он не захотел».

— После чего шейх сказал: «Затем шли дни, а вести о нём доходили одна за другой, сообщая, что он очерняет своего оппонента и характеризует недостойными качествами. Когда же я убедился в его упорстве в своём мнении и наговоре на (брата, несогласного с ним), причем он знает его чистосердечие и добросовестность на протяжении около тридцати лет, — я объявил ему о полном разрыве отношений, пока он не вернётся к благоразумию. И каждый раз, когда он встречал меня приветливо, я избегал его (и не общался)».

— Потом шейх рассказал историю о встрече, которая прошла с ним вскоре, где тому человеку сказали: «Разве твоё мнение является откровением, ниспосылаемым с неба, разве оно не может быть неправильным?».

– Тот ответил: «Безусловно может».

– Его спросили: «Так как ты можешь быть уверенным в заблуждении своего оппонента, если есть вероятность, что истина на его стороне?!».

Но он так и не ответил, а принялся снова громко спорить…».

Кто желает узнать больше о данном разговоре, пусть обратится к вышеприведенному источнику.

Ты можешь заметить, что шейх не стал сразу объявлять бойкот тому человеку, а принялся вести с ним дискуссию. А увидев его упорство, он призвал его не обвинять, будучи ошибающимся, в заблуждении своего оппонента только потому, что тот не согласился с его мнением.

Но затем, когда шейх узнал о том, что тот человек необоснованно порочит своего оппонента, и даже применил в своем вопросе принцип «поддержки и непричастности», он порвал с ним все отношения. Вместе с этим шейх аль-Альбани не стал так поступать с каждым, кто общался с тем человеком или был его товарищем. Да смилуется над ним Всевышний Аллах.

Продолжение, ин шаа Аллах, следует.

Подготовил: Абу Умар Салим Ибн Мухаммад Аль-Газзи

Скачать все части в формате PDF (0.5 MB)
Сноски

[1] То есть для предостережения других и отчуждения их от такого рода нарушений.

[2] То есть не считает его на самом деле еретиком.

[3] Этот хадис достоверный. Его передал Ибн Мубарака в «аз-Зухд» (775); аль-Альбани назвал его достоверным в «ас-Сильсиля ас-сахиха» (1619).

[4] Прослушайте кассету (№ 666, 00: 35: 07), из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур». СМ. «Джами турас аль-Альбани фи аль-манхадж» (6/165–167).

[5] Прослушайте кассету (№ 735) из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур».

[6] Прослушайте Кассету (№666), из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур».

[7] Как поучительные проповеди, рассказы… слова с риторикой.

[8] Прослушайте кассету (№ 606) из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур».

[9] Прослушайте кассету (№ 778) из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур».

[10] Примечание: «Шейха Мукбиля, да смилуется над ним Аллах, спросили: «Относится ли разделение между (понятиями) «победоносная община и «спасшаяся группа» к новшескому? И связано ли разногласие в этом с религиозными основами (убеждениями)?».

Шейх ответил: «Различие между победоносной общиной и спасшейся группой: по поему мнению, победоносная община выше степенью, чем спасшаяся группа. Ведь у спасшейся группы нет ничего, кроме спасения. А вот победоносная община противостоит тем, кто борется с ними, явно стоя на истине, и не навредят им те, кто оставил их. Это будет продолжаться до тех пор, пока не придет веление Аллаха, а они при этом будут оставаться на своем.

Качества победоносной общины намного выше, чем качества спасшейся группы, которая обладает лишь спасением. Мы уже говорили об этом в некоторых аудиозаписях. Я знаю, что некоторые наши братья в религии Аллаха не одобряют это (различие). Однако я говорю: «Нет какого-либо коранического аята или пророческого хадиса, где сообщалось бы о различии этих двух понятий. Мы извлекли его лишь из выражений и свойств победоносной общины», см. «Гарат аль-ашрита» (9/1).

[11] Прослушайте Кассету (№ 784), из серии «Сильсилят аль-худа ва ан-нур». См. «Джами‘ турас аль-‘аллама аль-Альбани фи аль-манхадж ва аль-ахдас аль-кубра» (6/317–318) Шади али-Ну‘мана.

 

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top