Призыв Ахлю-с-Сунна — мирный и миролюбивый!

prizyv-axlyu-s-sunna-mirnyj-i-mirolyubivyj

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Выдающийся учёный шейх Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб аль-Вассаби, да хранит его Всевышний Аллах, о котором шейх Раби‘ сказал в своей книге «Нафахат аль-худа ва аль-иман мин маджалис аль-Куран фи шахр рамадан», (1430 год, с. 160):

«Шейх Мухаммад ибн ‘Абду-ль-Ваххаб аль-Вассаби — один из величайших учёных и проповедников Йемена» — этот учёный сказал:

«… Ахлю-с-Сунна — мирные, Ахлю-с-Сунна — мирные. У них нет никакого хаоса, и их существование — благо и благодать для государства, стран и рабов Аллаха.

Мирные люди не устраивают беспорядков, и не сеют смуту, и не приносят бед — всё это обычно для хизбитов, приверженцев нововведений и рафидитов… А Аллах — Тот, Кого просят о помощи.

Ахлю-с-Сунна, — посмотрите: начались смуты, и они не стали ввязываться в них, и нельзя привести в качестве доказательства обратного смуту хаджуритов и утверждать: мол, мы слышали от них брань, ругань и поношения. Это можно считать исключительным случаем, поскольку это не из манхаджа Ахлю-с-Сунна. Изначально Ахлю-с-Сунна не имеют к этому никакого отношения. Ахлю-с-Сунна всегда очень снисходительно относятся к тому, кто противоречит им, если их оппоненты из числа Ахлю-с-Сунна, проявляя мягкость и уважение. И между сподвижниками возникали разногласия, и между учёными возникали разногласия, и между имамами.

Если вы почитаете, например, о мазхабе имама аш-Шафи‘и, да помилует его Аллах, или имама Малика или Ахмада или Абу Ханифы, вы увидите, что между ними возникали разногласия, связанные с фикхом и иджтихадами, но при этом они относились друг к другу с уважением и почтением, и никогда не было ни поношений, ни проклятий, ни ругани, ни бойкотов, ни порицаний, ни разрыва отношений, ни взаимных претензий.

Не было такого в истории, никогда не было, кроме как в этом конфликте — смуте хаджуритов. Сунна не имеет к этому отношения, да, клянусь Аллахом, не имеет к этому отношения, хвала Аллаху!

У нас с шейхом Мукбилем, да помилует его Аллах, были разногласия в некоторых вопросах фикха. Например: если человек молился, а потом у него нарушилось состояние ритуальной чистоты и он вышел и совершил малое омовение, а потом вернулся: должен ли он продолжать молитву с учётом уже совершённой части или же он должен начать молитву с начала? Мукбиль придерживался одного мнения, а я — другого, и при этом мы относились друг к другу уважительно и почтительно. Да и в других вопросах, в которых допустим иджтихад, были разногласия, но никогда не было разрыва отношений, а также поношений и проклятий.

Претензии, поношения и перебранки — всё это, как вы сами слышали, имело место только во время этой странной смуты, смуты хаджуритов, и Сунна не имеет никакого отношения к этим позорным и скверным деяниям, никакого отношения!

У ‘Али ибн аль-Мадини и Яхьи ибн Ма‘ина возникали разногласия: один считал такого-то передатчика надёжным, а другой — слабым, однако это не было связано с лояльностью (валя’) и отречением (бара’), и не было перебранок и претензий, поношений и ругательств, бойкотов и разрыва отношений… Не было в истории ничего подобного. Это современное хаджуритское нововведение, противное (манхаджу Ахлю-с-сунны), и ислам не имеет никакого отношения к этому.

Ислам не имеет никакого отношения к этому злобному обращению, Сунна не имеет к этому никакого отношения!

Я заостряю внимание на этом, чтобы никто не говорил: мол, как вы можете утверждать, что призыв Ахлю-с-сунна — мирный, и что это призыв милосердия, призыв блага и благодати, ведь мы слышим от хаджуритов такое, что стыдно даже слушать!

Мы говорим ему: это нечто, не имеющее отношения к саляфитскому манхаджу. Возможно, что племя, точнее идеи племени, одолели у них саляфитский манхадж, но как бы там ни было, нет никаких оснований утверждать, что это нечто соответствующее манхаджу Ахлю-с-Сунны.

Разногласия между мной и тобой возможны, но ты саляфит, призывающий к единобожию, призывающий к Сунне, и я делаю то же самое…

И если между нами возникнут разногласия относительно какого-то человека, является он хизбитом или нет, или относительно какого-то передатчика, слабый он или надёжный, или относительно какого-то действия, желательное оно или обязательное, или относительно другого действия, портит оно омовение (вуду) или не портит — например… Мы можем разойтись во мнениях в подобных вопросах, но при этом мы обязаны относиться друг к другу уважительно и почтительно.

Хвала Аллаху, который помогает нам следовать саляфитскому манхаджу! Мы говорим, братья мои, о саляфитском манхадже — манхадже милосердия, манхадже знания, манхадже обучения, минхадже уважительного и почтительного отношения к мусульманам вообще и к учёным ислама — учёным единобожия, учёным Сунны.

А если у меня возникнут разногласия с тобой и я стану предъявлять претензии тебе, а ты станешь предъявлять претензии мне, то… О Аллах! Это будет такая радость для неверующих, когда они увидят, что подобное происходит между мусульманами: они рвут и мечут, поносят друг друга, проклинают друг друга и бранят, объявляют друг бойкот, рвут отношения из-за разногласий в вопросах, в которых допустим иджтихад!

Мы должны быть выше того. Мы ведём не какой-то ограниченный призыв к определённым вопросам — мы несём Коран и Сунну мусульманам и немусульманам. Призывающий к Аллаху и учёный должен мыслить шире, дабы он мог объять своим разумом всё, что лежит в пределах Корана и Сунны, и справедливо относился к тем, для кого есть место среди Ахлю-с-Сунна, и к тем, кто не относится к Ахлю-с-Сунна, являясь суфием или ашаритом или рафидитом — у них свои особенности. Мы не должны считать всех людей одинаковыми. И если суннит противоречит тебе в каком-то вопросе, ты не должен приравнивать его к рафидиту, ибо это несправедливо.

«Поистине, Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро и одаривать родственников. Он запрещает мерзости, предосудительные деяния и бесчинства. Он увещевает вас, — быть может, вы помянете назидание»  (Сура 16 «Пчелы», аят 90),

  «…и судить по справедливости, когда вы судите среди людей. Как прекрасно то, чем увещевает вас Аллах! Поистине, Аллах — Слышащий, Видящий» (Сура 4 «Женщины», аят 58).

И действия Яхьи аль-Хаджури и его фанатично преданных ему учеников не представляют ислам, и они не представляют Сунну, и они не представляют саляфитский манхадж.

И кто говорит, что они представляют ислам, тот обвиняет ислам — обвиняет его в резкости, грубости и жестокости и в том, что он поносит, проклинает, бойкотирует людей и рвёт сними отношения. Да, он обвиняет ислам во всём этом!

И кто утверждает, что действия Яхьи аль-Хаджури представляют саляфитский манхадж, тот обвиняет саляфитский манхадж и поступает несправедливо по отношению к нему.

И кто утверждает, что его действия представляют Сунну, тот обвиняет Сунну и относится к ней несправедливо… Клянусь Аллахом, он представляет только самого себя!

И, как вы уже слышали, ислам не имеет отношения к этому грубому обхождению, и Сунна не имеет к нему отношения, и у нас, хвала Аллаху, есть прекрасный пример — Коран и Сунна.

И, как вы уже слышали, возникали разногласия и между ангелами — ангелами милости и ангелами мук. Они разошлись во мнениях относительно извлечения души человека, который убил сто человек. Ангелы мук сказали: «Он никогда не делал добра, и мы имеем больше прав на его душу. Он убил сто человек и никогда не делал ничего хорошего!» А ангелы милости сказали: «Он пришёл, раскаиваясь перед Аллахом, а Аллах принимает покаяние того, кто раскаялся пред Ним, и покаяние разрушает то, что было до него!» И они поспорили. Однако они не бранили друг друга. Те не ругали этих, а эти не ругали тех. И не было проклятий, бойкотов, разрывов отношений. Они не поворачивались друг к другу спиной и не прекращали общаться друг с другом не отказывались приветствовать друг друга, не говорили друг другу дурного…

Ангелы мук не говорили ангелам милости: мол, у вас размытый манхадж. Да, они не говорили: мол, у вас размытый манхадж, как же вы можете принять такого человека, он ведь убил сто человек?! Они не говорили: мол у вас размытый манхадж и даже если бы вы отправились на Марс, мы бы догнали вас и там… Нет, весь вопрос: мы хотим забрать его душу. И благовоспитанность, взаимное уважение и почтение — всё это имело место.

И сподвижники, когда между ними возникали разногласия, демонстрировали благовоспитанность, и когда подобное случалось у учёных… Братья мои, есть правила. Тут не хаос, не племя, не единоличное владение — тут религия и Шариат, Коран и Сунна.

И Аллах послал к ним ангела в образе человека, который рассудил их. И что же они сказали? Сказали: мол, мы не примем его решение, неужели мы примем постановление одного? Почему же мы не понимаем? Почему не разумеем? Почему не осознаём?

Один сказал им эти слова, рассудив их, и всё, разговор окончен.

Не год, не два, не три, не пять, не шесть и не семь лет разрыва, бойкота, взаимного поношения, проклятий и противостояния.

Поэтому я говорю вам: действия хаджуритов представляют только их самих, и не представляют ни ислам, ни Коран, ни Сунну, ни саляфитский манхадж.

Они не представляют призыв обладающих знанием. Шейх Мукбиль, да помилует его Аллах, сердечно относился к тем из своих учеников, кто противоречил ему в чём-то. Бывало, что у шейха было одно мнение, а у его ученика — другое. Но при этом шейх писал вступительное слово к книге этого ученика. Он не говорил: мол, нет, я считаю этого передатчика слабым, а ты считаешь его хорошим, так что всё, иди отсюда, ты такой-то и такой-то… Он писал вступительное слово к его книге, поощрял его и любил того, кто противоречил ему, если речь шла о вопросах, в которых допустим иджтихад.

Он, да помилует его Аллах, был заботливым и любящим отцом для всех своих учеников, йеменцев и не только, и когда Всевышний Аллах забрал его из этого мира, его ученики обращались к Аллаху с мольбами за него и призывали на него милость Аллаха. Они не видели от него ничего, кроме блага и заботы.

Просим Всевышнего Аллаха вести прямым путём и нас, и вас, и всех мусульман, и помочь всем нам делать то, что Он любит и что угодно Ему. И мир и благословения Аллаха нашему Пророку Мухаммаду, членам его семьи и его сподвижникам».

Абу аль-Фарадж Ибн аль-Джаузи, да смилуется над ним Аллах, сказал:

«К обольщению Иблисом изучающих хадисы относится и взаимное очернение, основанное на личной злобе и выдаваемое за отвод и подтверждение (джарх ва та‘диль), которые ранние учёные использовали для защиты Шариата. А Аллах знает обо всём лучше» (аль-мунтака ан-нафис мин талибис иблис, с. 123, 4-ое изд. Дар Ибн аль-Джаузи, под ред. Али Хасан аль-Халябы, КСА 1419 г.х.).

Станет ли это назиданием для кого-нибудь?

«Мусульманин — тот, от чьего языка и рук не страдают мусульмане» (Аль-Бухари, № 10, и Муслим).

А Абу Хурайра передаёт, что Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Грядут смуты, подобные летним ветрам, и сидящий во время них будет лучше стоящего, а стоящий — лучше идущего. И кто сам встанет пред ней, того она накроет» (Сахих Ибн Хиббан, № 5928. Аль-Альбани, да помилует его Аллах, назвал его достоверным).

И да воздаст Аллах благом каждому, кто старается погасить огонь смуты!

Уважаемые читатели!
Ожидайте в скором времени большую статью под названием:
«Мы свидетельствуем только о том, что знаем, и не ведаем о сокровенном»

Абу ‘Умар Салим ибн Мухаммад аль-Газзи,
да простит Аллах ему и всем мусульманам!
28. 01. 1434 г. х.
12.12.2012

 

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top