Аль-Хабаши в глазах его сторонников

al-xabashi-v-glazax-ego-storonnikov

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

‘Абдуллах аль-Хабаши[1]

Хабашиты чрезмерно превозносят своего шейха аль-Хабаши и преувеличивают, говоря о его знаниях, его жизни и его положении. Они даже утверждают, что он был муфтием Сомали и был достоин того, чтобы люди приезжали к нему за знаниями со всех концов Сомали и Эфиопии. Обычно хабашиты предваряют каждое сочинение своего шейха его подробным жизнеописанием, включающим упоминание его полного имени, происхождения, истории его рождения и воспитания, а также его путешествий, перечислением его сочинений и рассказом о его поведении и жизни.

Тот, кто не знает правды об этом человеке, читая его биографию, может подумать, что читает историю жизни одного из величайших исламских учёных, которых так мало в наше время.

Я приведу полностью одну из его биографий. Интересно отметить, что автор пожелал остаться неизвестным — возможно потому, что он прекрасно знал, что написанное им не соответствует действительности. Биография аль-Хабаши, о которой я поведу речь, предваряет собой комментарии аль-Хабаши к книге «Аль-акыдат ат-тахавиййа».

Ниже привожу текст этой биографии со всеми сносками:

«Выдающийся учёный, эталон для исследователей, один из неутомимых и усердных собирателей знания, имам, мухаддис, богобоязненный и равнодушный к мирским благам, благородный и достойный, усердно поклоняющийся Аллаху, обладатель многих достоинств и дарований, шейх Абу ‘Абду-р-Рахман Абдуллах ибн Мухаммад ибн Йусуф ибн ‘Абдуллах ибн Джами аль-Харари[2], аш-Шейби[3] аль-Абдари[4], муфтий Харара.

Родился в городе Харар около 1339 года от хиджры (1920 г.)

Рос в скромной семье, любил знание и своих близких. В семь лет завершил заучивание Корана наизусть по всем правилам чтения. Под руководством отца изучал книги «Аль-мукаддама аль-хадрамиййа» и  «Аль-мухтасар ас-сагыр фи-ль-фикх» — последняя книга широко известна на его родине. Позже занялся приобретением знаний и выучил несколько текстов (матн), содержащих основы разных наук. Затем серьёзно занялся изучением хадисов и выучил наизусть шесть самых известных сборников хадисов вместе с иснадами и некоторые другие книги, и получил разрешение давать фетвы и передавать хадисы прежде чем ему исполнилось восемнадцать лет.

Путешествия:

Он не ограничился приобретением знаний от учёных своего края. Путешествовал по Сомали и Эфиопии в поисках знания. Ему пришлось преодолеть множество трудностей во время своих поездок, которые даже не смогли остановить его. Едва услышав о каком-то учёном, он отправлялся к нему, чтобы приобрести от него полезное знание. Ему помогали его острый ум и феноменальная память. Он глубоко изучил шафиитский мазхаб с его основами и разногласиями внутри него. Не менее хорошо знал он и маликитский, ханафитский и ханбалитский мазхабы. Его знания в этих областях были столь глубокими, что он приобрёл известность и люди стали приезжать к нему со всех концов Эфиопии и Сомали, чтобы учиться у него. Скоро он стал муфтием родного города Харар и прилегающих к нему областей.

Шафиитский мазхаб и грамматику арабского языка он изучал под руководством выдающегося учёного, достигшего высот в религиозном знании Абду-с-Саляма аль-Харари, а также шейхов Мухаммада ‘Умара Джами аль-Харари, Мухаммада Рашада аль-Хабаши, Ибрахима Абу аль-Гайса аль-Харари, Йунуса аль-Хабаши и Мухаммада Сираджа аль-Джабарути. Он изучал великие труды, собравшие в себя основы религиозного знания, такие как «Альфийа аз-забад», «Ат-танбих», «Аль-минхадж», «Альфийа Ибн Малика», «Аль-лями» аш-Ширази и другие.

Науки, связанные с арабским языком, он изучал под руководством шейхов Ахмада аль-Басыра, Ахмада ибн Мухаммада аль-Хабаши и других, фикх трёх мазхабов — под руководством шейха Мухаммада аль-Араби аль-Фаси и Абду-р-Рахмана аль-Хабаши.

Толкование Корана (тафсир) он изучал под руководством шейха Йусуфа аль-Хабаши в Джумме.

Если же говорить о хадисах и связанных с ним науках, то знания в этой области он перенимал от многих учёных. Наиболее известные из них — Абу Бакр Мухаммад Сирадж аль-Джабарути, муфтий Эфиопии и ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Абдуллах аль-Хабаши.

Он встречался с благочестивым шейхом, мухаддисом и чтецом Корана Ахмадом Абду-ль-Мутталибом аль-Джабарути, шейхом чтецов Заповедной мечети[5], и у него обучился 14-и способам чтения Корана и получил у него знания в области хадисов, читал на него и получил от него разрешение на преподавание. Затем он перенимал знания от чтеца шейха Дауда аль-Джабарути и Махмуда Файиза ад-Дайратани, жившего в Дамаске. В Дамаске он изучил все семь вариантов чтения Корана.

Преподавать он начал в раннем возрасте, и даже некоторые его ученики были старше его. Таким образом, он и учился, и учил других. Среди своих сверстников он был самым большим знатоком жизнеописаний передатчиков хадисов и их категорий, выучил много текстов, вобравших в себя основы религии. Также у него были обширные знания в науках, связанных с Сунной, арабским языком, толкованием Корана. Он также хорошо знал нормы Шариата, касающиеся наследования и был сведущим во многих других науках. Он изучал все известные исламские науки и достиг в них высот. Порой он говорил в какой-нибудь науке, и слушающие его думали, что он всю жизнь изучал именно её и стал специалистом в ней, и так было со всеми исламскими науками. Но слыша то, что он уже знал, он слушал это так, будто слышал это впервые. Как сказал поэт:

Ты смотришь и видишь, как он внимательно слушает

Рассказ, который он знает лучше рассказчика…

Потом он объехал Мекку, желая приобрести знания от её учёных, в числе которых были известный учёный ‘Али аль-Малики, шейх Амин аль-Катби, шейх Мухаммад Йасин аль-Фадани. Также учился у шейха Мухаммада аль-Араби ат-Таббана. Связавшись с шейхом Абду-ль-Гафуром аль-Афгани ан-Накашбанди, он изучил под его руководством накашбандийский тарикат.

После этого он отправился в Медину и связался с жившими там учёными. Там он изучал хадисы под руководством шейха мухаддиса Мухаммада ибн ‘Али ас-Сыддикы аль-Бакри аль-Ханафи и получил от него право на преподавание (иджаза). Затем он стал проводить время в библиотеках Арифа Хикмата и аль-Махмудиййа, читая рукописи. В Медине он провёл год.

Он встречался с шейхом Ибрахимом аль-Хатани, учеником мухаддиса Абду-ль-Кадира Шаляби. Если же говорить об иджазах, которые он получил от различных учёных, то их было так много, что они не поддаются перечислению[6].

Затем, в сороковых годах, он отправился в Иерусалим, а оттуда уехал в Дамаск, жители которого оказали ему радушный приём[7], учитывая недавнюю кончину одного из главных мухаддисов Дамаска шейха Бадруддина аль-Хусани (да помилует его Аллах). Он путешествовал по Шаму, посетив Дамаск, Бейрут, Хомс, Хаму, Халеб (Алеппо) и другие города. Затем он поселился при мечети аль-Кутат в области аль-Камариййа. Узнав об этом, учёные и искатели знаний Шама стали съезжаться к нему. Он познакомился с учёными Шама, и они приобрели знания от него и засвидетельствовали его достоинства и знания. В Шаме он получил известность в качестве преемника шейха Бадруддина аль-Хусани, а также был прозван мухаддисом стран Шама.

Многие учёные и факыхи Шама отзывались о нём с похвалой. Среди них: Иззуддин аль-Хазнави аш-Шафии ан-Накашбанди из  «аль-Джазира» северной части Сирии, Абду-р-раззак аль-Халяби, имам и смотритель мечети Омеййадов в Дамаске, Абу Сулейман аз-Зубайби, Мулла Рамадан аль-Буты, отец доктора Мухаммада Са‘ида, Абу аль-Йуср Абидин, муфтий Сирии, Абду-ль-Карим ар-Рифаи, шейх Нух из Иордании, Са‘ид ат-Танатыра ад-Димашкы, Ахад аль-Хусри, шейх района «Мааррат ан-Нуман» и директор местного учебного центра, Сирадж ‘Абдуллах аль-Халяби, Мухаммад Мурад аль-Халяби, Сухайб аш-Шами, муфтий Халеба, Абду-ль-Азиз Уйун ас-Суд, глава чтецов Хомса, Абу ас-Сауд аль-Химсы, Файиз ад-Дайратани, живший в Дамаске и знавший семь путей чтения Корана, Абду-ль-Вахаб Дибс, Зейд ад-Димашкы, аль-Хальвани, один из искуснейших чтецов Корана в Сирии, Ахмад аль-Харун ад-Димашкы, Тахир аль-Кийали аль-Химсы, Салях Кайван ад-Димашкы и другие, да принесёт нам Всевышний пользу через них.

О нём отзывались с похвалой и другие учёные. Например: шейх ‘Усман Сираджуддин, потомок шейха Аляуддина, шейха накашбандийского тариката в его время. Они вели дружескую и научную переписку. Также можно упомянуть таких шейхов как Абду-ль-Карим аль-Байари, преподававший в мечети аль-Киляниййи в Багдаде, Ахмад аз-Захид аль-Ислямбули и Махмуд аль-Ханафи, один из известнейших распространителей знания в этой области из числа турков.

Также — шейхи ‘Абдуллах и Абду-ль-Азиз аль-Гимари, мухаддисы Магриба, Мухаммад Йасин аль-Фадани из Мекки, преподаватель хадисоведения в институте «Дару-ль-улюм ад-диниййа» в Мекке, Хабибу-р-Рахман аль-Азами, индийский мухаддис, не раз встречавшийся с ним и принимавший его у себя. Абду-ль-Кадир аль-Кадир аль-Хинди, заведующий университетом ас-Садиййа аль-Арабиййа. Подобных примеров можно привести много.

Получил иджазу рифаитского тариката от шейха Абду-р-Рахмана ас-Сабсаби аль-Хамви, а также иджазу кадиритского тариката от шейха Ахмада аль-Арбини, шейха ат-Таййиба ад-Димашкы и других, да помилует их всех Всевышний Аллах.

В 1370 году от хиджры (1950 г.)[8] он отправился в Бейрут. Его принимали у себя крупнейшие шейхи, например судья шейх Мухйиддин аль-Аджуз, советник Мухаммад аш-Шариф, шейх Абду-ль-Ваххаб аль-Бутари, имам мечети аль-Баста аль-Фока и шейх Ахмад Искандрани, имам и муаззин мечети Бурдж Аби Хайдар. Они провели с ним много времени, обучаясь у него. Он встречался с шейхом Тауфиком аль-Хабри (да помилует его Аллах). У него он встречался с самыми достойными людьми Бейрута, которые также перенимали у него знания, а также с шейхом Абду-р-Рахманом аль-Маджзубом и Мухтаром аль-Аляйали (да помилует его Аллах), бывшим муфтием, который засвидетельствовал его достоинства и его обширные знания и настоял на том, чтобы он остался в Бейруте на содержании отдела по фетвам и давал уроки в мечетях. Разрешение он написал своей рукой.

В 1389 году от хиджры (1969 г.) прочитал лекцию на тему единобожия перед студентами филиала «Аль-Азхара» в Ливане по просьбе главы этого учебного заведения.

Сочинения:

Исправление убеждений людей, противостояние безбожникам и погашение смут, причиной которых стали приверженцы нововведений и люди, следующие своим страстям, помешали ему уделять много времени созданию научных трудов. Тем не менее, он всё же оставил после себя некоторые ценные сочинения:

1. Комментарии к  «Альфийе» ас-Суйуты, посвящённой терминам, связанным с хадисами.

2. Касыда на тему акыды (около шестидесяти строк).

3. «Ас-сырат аль-мустакым» — труд, посвящённый единобожию. Опубликован.

4  «Ад-далиль аль-кавим аля ас-сырат аль-мустакым» — ещё один труд, посвящённый единобожию. Издан.

5. «Мухтасар ‘Абдуллах аль-Харари аль-кафиль би-ильми-д-дин ад-дарури». Опубликован.

6. «Багйат ат-талиб ли-марифат аль-ильм ад-дини аль-ваджиб». Опубликован.

7. «Нусрат ат-тасиб аль-хасис аля манн таина фима сахха мина-ль-хадис». Опубликован.

8. «Ар-раваих аз-закиййа фи маулид хайри-ль-бариййа». Опубликован.

9. Комментарии к книге «Аль-‘акыда ан-насафиййа».

10. Комментарии к книге «Аль-акыдат ат-тахавиййа».

11. Комментарии к  «Альфийат аз-Забад» в исламском фикхе.

12. Комментарии к матну Абу Шуджа по фикху маликитского мазхаба.

13. Комментарии к  «Ас-сырат аль-мустакым».

14. Комментарии к матну «Аль-ашмавиййа» по фикху маликитского мазхаба.

15. Комментарии к матну «Аль-аджрумиййа» по грамматике арабского языка.

16. Комментарии к матну «Аль-байкуниййа» по терминологии[9].

17. «Сарих аль-байан фи ар-радд аля ман халяфа аль-Куран». Опубликован.

18. «Аль-макалят ас-сунниййа фи кашфи далялят Ахмад ибн Таймиййа». Опубликован.

19. «Ад-дурр ан-надыд фи ахкам ат-таджвид». Опубликован.

Жизнь и поведение:

Шейх ‘Абдуллах аль-Харари — очень благочестивый и скромный человек, много поклоняющийся Аллаху и часто поминающий Его. Он занимался и приобретением знаний, и поминанием Аллаха. Был известен равнодушием к мирским благам и хорошим характером. Каждую секунду он старался занять чтением, поминанием Аллаха, преподаванием, или наставлением. Он знал Аллаха и следовал Корану и Сунне и был внимательным. Доводы его были сильными, доказательства — неопровержимыми. Он был мудрым и умел расставлять всё по местам, был строгим по отношению к тем, кто противоречит Шариату, энергичным в побуждении к одобряемому и удерживании от порицаемого — до такой степени, что приверженцы нововведений и заблуждений стали бояться его и завидовать ему, однако Аллах защищает тех, кто уверовал.

Это лишь краткая биография шейха, и если бы мы захотели написать всё, нам не хватило бы чернил и бумаги. Однако написанного нами достаточно, чтобы указывать на того кому она посвящена, подобно тому как название книги указывает на её содержание»[10] (конец биографии).

Я привёл эту биографию в неизменном виде, ничего не убирая из неё и ничего не добавляя к ней — в отличие от аль-Хабаши, который искромсал всю биографию шейха ислама Ибн Таймиййи, изъяв из неё все добрые отзывы и адресованную ему похвалу учёных, которые были современниками шейха, и заменил их словами завистников и врагов шейха…

Прокомментирую некоторые места в этой биографии, а затем упомяну некоторые неизвестные факты о шейхе аль-Харари, о которых не упоминают составители его биографий и которые я знаю от тех, кто встречался с шейхом аль-Харари и был лично знаком с ним, когда он был в Хараре.

1. Первое, что бросается в глаза, когда приступаешь к чтению этой биографии — что автор её неизвестен. А сообщение, передаваемое неизвестным передатчиком, отвергается. Он покинул Эфиопию один и никто из его земляков не сопровождал его. А потому у нас нет оснований утверждать, что кто-то   из них передаёт эти факты из его жизни. Вполне возможно, что составителем биографии является сам шейх аль-Харари. Иными словами, это автобиография. Нет ничего зазорного в том, чтобы написать автобиографию. Однако величать себя такими «титулами», которых не было и у великих имамов мусульманской общины, и превозносить подобным образом, разумеется, не разрешено — это уже нарциссизм.

2. Если говорить об утверждениям аль-Хабаши о том, что он принадлежит к курайшитам, чем так гордятся его последователи и о чём беспрестанно упоминают на своих собраниях, то даже если это утверждение имеет под собой какое-то основание, то не стоит забывать о том, что среди курайшитов были люди которые не уверовали в Пророка да благословит его Аллах и приветствует, обвиняли его во лжи, сражались с ним и даже хотели убить его, и среди них — его родной дядя Абу Ляхаб, которому Аллах обещал Огонь и о котором ниспослал аяты Корана, которые будут читаться до самого Судного дня.

Благородное происхождение не способно возвысить приверженца нововведений и заблуждений. Как сказал Пророк, да благословит его Аллах и приветствует: «Кого задержали его дела, того не продвинет вперёд его происхождение» (Муслим, № 2699).

К тому же, не существует никаких доказательств его курайшитского происхождения, кроме его собственного утверждения. Более того, в письмах жителей Харара, которые публикуют хабашиты в своей газете «Манар аль-худа»[11] я обнаружил свидетельства ложности этого утверждения. В этих письмах рядом с именем аль-Хабаши не стоит подпись «курайшит», а сказано только что семья родом из Харара. Это фактическое обвинение хабашитов во лжи жителями Харара, которых они стремятся использовать, когда защищают своего шейха от тех, кого они называют ваххабитами.

Я встречался с одним пожилым и уважаемым жителем этого города, и он подтвердил, что эти утверждения ложные и некоторые братья шейха аль-Харари работают мясниками. А шейх ‘Абду-р-Рахман Муса[12], председатель Высшего Совета по исламским вопросам в Эфиопии, утверждает, что он знает некоторых членов семьи аль-Хабаши, и никто не знает их как представителей племени Курайш и рода Абду-д-дар, вопреки утверждениям аль-Хабаши. То есть, «курайшитом» аль-Хабаши стал уже после того, как покинул Харар и осел в арабских странах…

3. Утверждения хабашитов о том, что их шейх был муфтием Харара и к нему приезжали искатели знания со всех концов Эфиопии и Сомали, также несостоятельны. Очевидное противоречие: в предисловии к книге «Сарих аль-байан» изданной в 1990 году, написано, что он был муфтием Сомали. А тут говорится «муфтий Харара». Возможно, причиной того что насчёт «муфтия Сомали» последователи шейха в конце концов передумали, явился опубликованный сомалийской диаспорой документ, разъясняющий ложность этого утверждения.

Они, разумеется, лучше хабашитов знают, что происходит в их стране. Они пояснили, что известным учёным Сомали является шейх Шариф Абду-н-Нур. Я встречался с ним в благословенной Мекке и спросил его об аль-Хабаши и утверждениях о том, что он был муфтием Сомали. Учёный засмеялся и опроверг эти заявления, сказав, что в Сомали об аль-Хабаши вообще никто ничего не знал, и сам он узнал о нём только после смуты в Ливане, причиной которой стал лидер хабашитов, и он писал мне об этом.

Наконец, весьма странный факт: в биографии упомянуты имена шейхов, у которых он учился в Эфиопии. Неужели аль-Хабаши не постеснялся быть муфтием при том, что все эти шейхи которые являлись его учителями, также жили в Эфиопии? А ведь ему в то время было всего около двадцати лет, как следует из самой биографии.

Председатель Высшего совета по исламским вопросам в Эфиопии подтвердил, что аль-Харари никогда не был муфтием Харара или какого-либо другого города на территории Эфиопии.

4. В биографии упомянуто, что аль-Хабаши изучал хадисы под руководством многих учёных, и одним из самых известных его учителей является шейх Абу Бакр Мухаммад Сирадж аль-Джабарути, муфтий Эфиопии, и что он знал наизусть Коран и шесть самых авторитетных сборников хадиса вместе с иснадами.

Шейх Мухаммад ас-Садик аль-Афари, один из учёных Эфиопии и член высшего совета по исламским вопросам, который с юных лет был возле шейха Сираджа, поведал мне такую историю.

‘Абдуллах аль-Хабаши приехал к ним в рамадан, когда они учились у шейха аль-Джабарути и пробыл у них всего два месяца. Аль-Хабаши прочитал у шейха «Сунан» Ибн Маджи и  «Шамаиль» ат-Тирмизи. Он всегда совершал молитву отдельно от других, несмотря на то, что имамом был богобоязненный человек, знавший наизусть Коран с таджвидом. Увидев это, шейх аль-Джабарути сказал ему: «Что с тобой? Почему ты не молишься вместе с братьями?» Он ответил: «Я не стану молиться под руководством того, кто произносит буквы неправильно!» Тогда шейх велел ему совершать молитву в углу мечети, где люди обычно пили чай и кофе, а не молиться отдельно от рядов на глазах у собравшихся, чтобы не посеять смуту. В конце месяца шабан, увидев, что аль-Хабаши пропустил его наказ мимо ушей и продолжает молиться возле них, отдельно от рядов, демонстрируя свою гордыню, шейх аль-Джабарути велел своим ученикам: «Отправьте его домой». То есть он попросил их проводить его до станции, откуда он мог уехать в родной Харар. И действительно, два его ученика вызвались сопровождать аль-Хабаши. Они шли пешком вместе с ним около шести часов, пока не добрались до места, где обычно останавливались машины[13].

Шейх Мухаммад ас-Садик утверждает, что аль-Хабаши не знал наизусть ни Коран, ни шесть самых авторитетных сборников хадисов с иснадами. Более того, когда я прочитал ему содержащееся в приведённой выше биографии упоминание об этом, он очень удивился этому безосновательному утверждению.

Этот факт подтверждает, что упомянутое в биографии — ложь, о чём говорят современники аль-Хабаши, лично знакомые с ним и знавшие его с юных лет.

Шейх Джанид ‘Абду-р-Рахман, один из деятелей саляфитского призыва в Эфиопии подтвердил мне рассказанное шейхом Мухаммадом ас-Садиком и упомянул о том, что аль-Хабаши перестал здороваться с шейхом аль-Джабарути после того, как у них возникли разногласия относительно произношения букв, и что он совершал молитву позже обычного, потому что сомневался в том, что время молитвы уже наступило, и что он начинал ненавидеть своих сверстников и шейхов из-за самых незначительных разногласий[14].

Это указывает на то, что аль-Хабаши противоречил учёным и не уважал их, был человеком ограниченным, вспыльчивым и не переносил, когда кто-то   противоречил ему, и эти качества были присущи ему ещё в юности.

Его сторонники утверждали, что он получил разрешение давать фетвы и передавать хадисы, и они не называли имена тех, кто ему разрешил!

Составители биографии аль-Хабаши также утверждают, что он знал все четыре мазхаба так, что стал объектом всеобщего внимания, и в добавление к этому выучил наизусть огромное количество хадисов и знал тафсиры, арабский язык, разные способы чтения Корана… А таким багажом знаний не могли похвастаться даже те, кто был намного лучше него![15] И самое главное, в его книгах мы не обнаруживаем ничего, кроме явных нововведений и неблаговоспитанности. Также обращает на себя внимание полное отсутствие какого-либо научного обоснования написанного и соблюдения правил цитирования. Где же тогда хадисы, фикх, тафсир и остальные науки?

Это небольшая часть комментариев к биографии аль-Хабаши и с позволения Всевышнего за ней последуют другие части: «Общество, в котором воспитывался аль-Хабаши», «Роль аль-Хабаши в смуте в Хараре» и  «Аль-Хабаши между сочинением и измышлением».

Продолжение следует

Сноски

[1] Абу ‘Умар: Из книги доктора Сада ‘Али аш-Шахрани «Фиркат аль-ахбаш: нашатуха, акаидуха, асаруха». В основу книги положена докторская диссертация автора, которую он защищал в отделении акыды в Университете Умм аль-Кура в Мекке. Он получил высший балл и рекомендации издать эту диссертацию в виде книги и ознакомить с ней другие университеты. Книга опубликована издательским домом «Дар алям аль-фаваид» в 1423 году от хиджры.

[2] Харар — город во внутренней части Африки. На востоке граничит с Сомали, на западе — с Эфиопией, на юге — с Кенией, а на северо-востоке — с Джибути. После оккупации Сомали эта область была поделена на пять областей и Западная часть Сомали, включая Харар, оказалась в составе Эфиопии.

[3] Указание на принадлежность к бану Шейба, роду служителей Каабы, известному и по сей день. Являются потомками Абду-д-Дара, отец которого Кусайй выкупил колючи от Каабы у Абу Габшана аль-Хузаи, и Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, велел им передавать ключи из поколения в поколение.

[4] Указание на то, что он был потомком Абду-д-Дара, который был потомком Кусаййа ибн Киляба, четвёртого деда Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

[5] Он был назначен имамом и шейхом мечети аль-Харам в дни султана Абду-ль-Хамида II официальным указом наместника Астаны.

[6] Недавно хабашиты издали брошюру, в которой перечислены иснады аль-Хабаши к хадисам шести наиболее авторитетных сборников хадисов.

[7] Абу ‘Умар: если они его встречали, то он должен был предварительно связаться с ними, а иначе как они могли узнать о его приезде? И было это в 50-х года двадцатого века. И через три строчки говорится, что он познакомился с местными учёными. Так кто же тогда встречал его? Простой народ? А что они знали о нём, а он — о них? И как он связался с ними? Ведь простые люди следуют за своими учёными… Это серьёзный повод для размышлений!

[8] Абу ‘Умар: любой наблюдательный человек заметит, что упоминание о годах появляется только во время описания того периода жизни аль-Хабаши, когда он уже осел в Ливане. А до этого ничего не говорится о том, когда, где и с какими учёными он встречался и сколько учился у них — нет никаких дат до середины двадцатого века…

[9] Доктор Аш-Шахрани: «Обратите внимание на то, что сочинения под № 1, 2, и с 12 по 17 не изданы».

[10] Изхар аль-‘акыда ас-сунниййа. С. 7–13. И так в большинстве его книг, изданных в последнее время.

[11] См. «Манар аль-худа» 11/20—21, 12/46—47, 15/38—39 и 16/31.

[12] Нашу с ним беседу я записал на кассету.

[13] Эту нашу беседу с шейхом Мухаммадом ас-Садиком я записал на кассету, и запись до сих пор у меня.

[14] Со слов доктора Джиляна аль-Аруси.

[15] Более того, не в каждом обществе есть все эти знания, не говоря уже об одном человеке.

Подготовил: Абу Умар Салим Ибн Мухаммад Аль-Газзи

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top