Общество, в котором воспитывался аль-Хабаши

obshhestvo-v-kotorom-vospityvalsya-al-xabashi

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Общество[1], в котором воспитывается человек, и его окружение оказывают на него непосредственное влияние — вряд ли кто-то   поставит под сомнение эту старую как мир истину. Аль-Хабаши вырос в обществе суфиев — приверженцев разных тарикатов. В его время тарикаты были широко распространены, особенно кадиритский тарикат, который аль-Хабаши считал одним из лучших, наравне с рифаитским. В тех областях суфизм господствовал давно, уходя корнями в историю. Вероятнее всего, суфизм начал распространяться в этой области в девятом веке от хиджры (что соответствует пятнадцатому веку по христианскому летоисчислению). Тогда шейх Ибрахим Абу Зарбай, последователь кадиритского тариката прибыл в город Бербера[2] в составе 44 арабов. Оттуда он отправился в Харар около 1430 года по христианскому летоисчислению. Там у него появились последователи. Там же он скончался и там же он похоронен[3].

Согласно другой версии, суфизм в эту область принёс знатный и влиятельный человек по имени ‘Абдуллах аль-Идрус, который скончался в Адене в 909 году от хиджры (1503 году по христианскому летоисчислению)[4]. Он был одним из основателей кадиритского тариката в Сомали[5].

Существует и другая версия, согласно которой суфизм появился на территории Сомали задолго до названных дат, а точнее, в седьмом веке от хиджры (в тринадцатом веке по христианскому летоисчислению)[6], и вплоть до тринадцатого века от хиджры (девятнадцатого века по христианскому летоисчислению) на этих территориях почти не было других тарикатов. Затем появились другие тарикаты, однако число их последователей было крайне мало по сравнению с господствующим кадиритским тарикатом[7].

Таким образом, кадиритский тарикат считается одним из самых старых суфийских тарикатов на территории Сомали[8] и до сих пор остаётся господствующим.

В этом обществе, впитавшем суфизм и передающем его из поколения в поколение, рос и воспитывался аль-Хабаши аль-Харари. Он стал последователем кадиритского тариката и преемником своего шейха. Один из его учеников, Мухаммад аль-Вали, говорил: «Тарикат нашего шейха восходит к тарикату Благороднейшего вспомогателя, сокола величавого, нашего господина шейха Абду-ль-Кадира аль-Джиляни, да будет доволен им Аллах. Он воспринял этот высочайший тарикат от нашего господина Ахмада аль-Бадави ас-Судани аль-Кадири, который был одним из величайших преемников великого наставника, известного воспитателя, обладателя тайн и высочайших устремлений Ахмада Абду-ль-Бакы аль-Мукашифи, да будет доволен им Аллах, который был суданцем и являлся одним из величайших шейхов кадиритского тариката своего времени…»[9]

Позже аль-Хабаши обратил своё внимание на тиджанийский тарикат и некоторое время был его последователем, но потом отказался от него и стал его противником. Стоит отметить, что тиджанийский тарикат, в добавление к более или менее стандартному набору убеждений, присущих суфийским тарикатам, утверждает ещё и о возможности реальной (физической) встречи с Пророком, да благословит его Аллах и приветсвтует, в этом мире, и о том, что Пророк, да благословит его Аллах и приветсвтует, оставил последователям этого тариката особую молитву, «открывающую то, что закрыто». Она занимает важное место в тиджанийском тарикате. Среди убеждений последователей этого тариката встречаются также другие ложные убеждения, которые являются ширком[10].

Аль-Хабаши перебрался в Джумму[11], где изучал некоторые науки. Там же он присягнул на верность тиджанийскому тарикату[12]. Доктор Джилян ибн Хидр аль-Аруси[13] пересказал мне со слов одного из харарских учеников аль-Хабаши Джанида ибн Абду-р-Рахмана, который в настоящее время является одним из деятелей саляфитского призыва в Эфиопии:» ‘Абдуллах аль-Хабаши был кадиритом, а потом перебрался в Джумму и стал последователем тиджанийского тариката, но потом прочитал книгу (?) и отказался от следования этому тарикату, объявив его последователей неверующими, и вернулся к кадиритскому тарикату».

Это подтверждают и слова самого аль-Хабаши: «Все тарикаты стремящихся к Аллаху согласуются с Кораном и Сунной, за исключением тиджанийского. Он, как следует из их книг и опубликованных ими сочинений, открыто противоречит Корану и Сунне. Аллах лучше знает о положении шейха, к которому возводят этот тарикат, а это Абу аль-‘Аббас Ахмад ат-Тиджани. Вполне возможно, что это измышления, приписанные ему, тогда как сам он не имеет к ним никакого отношения[14]. Если же говорить о кадиритском тарикате, то как же можно осуждать его последователей, которые придерживаются этого тариката в соответствии с основами, которых придерживался его основатель шейх Мухйиддин Абду-ль-Кадир аль-Джиляни аль-Ханбали…»[15]

Достоверно известно, что Ахмад ат-Тиджани был сторонником теории единства бытия (вахдат аль-вуджуд) и утверждал о возможности узнать сокровенное и имел другие убеждения, которые являют собой явное неверие и ширк[16], так что дело не только в тарикате, но и в его основателе. С чего же аль-Хабаши встаёт на его защиту?

Если говорить о некоторых странных поступках аль-Хабаши, то следует упомянуть о том, что в свою бытность последователем тиджанийского тариката он совершал намаз, имея при себе семь молитвенных ковриков: один для Пророка, да благословит его Аллах и приветсвтует, четыре — для праведных халифов, ещё один — для ат-Тиджани, и последний — для себя. И молился он на всех семи…

Это некоторые факты из жизни общества, в котором рос и воспитывался аль-Хабаши.

Если же говорить о политической и социальной ситуации тех времён, то аль-Хабаши, как известно, родился в городе Харар, который находился под властью эфиопов-христиан, правивших тогда Эфиопией[17].

История борьбы мусульман и христиан в этом регионе слишком долгая, чтобы приводить её здесь. Скажем только, что на протяжении многих веков между последователями этих двух религий вспыхивали войны и мусульмане часто подвергались гонениям. Сколько им довелось выстрадать, не передать словами. Война велась с переменным успехом, и в течение почти полутора тысяч лет мусульмане вынуждены были отстаивать свою религию и свои убеждения, не зная покоя[18].

Несмотря на то, что мусульмане составляют около 80% населения, они подвергаются регулярным притеснениям со стороны христианского меньшинства, поддерживаемого — морально и материально — западным колониализмом и Всемирным союзом церквей[19]. В силу названных причин мусульмане Эфиопии страдают от культурной отсталости, невежества и неграмотности.

Кроме того, они страдают также от социально-экономической отсталости. В своё время мусульман силой заставляли строить церкви и обрабатывать церковные и феодальные земли, и они не получали за свой труд ни гроша. Если же они обрабатывали землю для себя, то обязаны были отдавать феодалу-христианину три четверти полученного урожая. Примеров притеснения, которому подвергались мусульмане Эфиопии со стороны христиан, можно привести ещё много[20].

Это если говорить об Эфиопии в общем. Что же касается Харара, родного города аль-Хабаши, то до оккупации Менеликом Вторым (1887/1305 г. х.)[21] он был центром распространения ислама в Восточной Африке. Менелик вёл ожесточённую борьбу ради захвата Харара. Он лично командовал сражениями и по пути к Харару послал правителю города письмо с угрозой: «Поистине, я иду в Харар, чтобы разрушить его мечеть и построить на её месте церковь!».

Мусульмане потерпели поражение и потеряли убитыми около 35 тысяч человек. Войска эфиопов-христиан вошли в Харар. В самом городе и его окрестностях эфиопские солдаты устроили резню. Они уничтожали жителей самыми зверскими способами. Менелик дал им разрешение насиловать женщин, и в своей жестокости они дошли до того, что стали отрезать женщинам груди, а мужчинам — половые органы. Первое что сделал Менелик, когда вступил в город — поднялся на минарет городской мечети, расположенной в центре города, помочился там, а потом приказал разрушить мечеть и построить на её месте церковь. Эта церковь существует до сих пор и называется Мадхане Алем[22].

И без того плачевное положение мусульман в Хараре ещё больше ухудшилось после того, как к власти пришёл тиран Тэфэри Мэконнын, который правил под именем Хайле Селассие[23]. В том, что касается притеснения и преследования мусульман, он следовал по стопам своего предшественника Менелика. Новый правитель оказался ещё более жестоким по отношению к мусульманам. Харар перестал быть исламским, потому что новый император заселил его христианами. Дошло до того, что он подарил земельные угодья мусульман вместе с их владельцами (!) христианам-оккупантам из числа своих соплеменников. Он также вмешался в судопроизводство и законодательство и заменил арабскую письменность амхарской. По его велению были изменены некоторые географические названия. Он изменил даже границы Харара. Подкупив некоторых жителей Харара и представителей окрестных племён, новый император посеял рознь между ними, результатом чего стала общая деградация населения этой области и постепенное погрязание в бедности и невежестве[24].

Мусульмане этой области были лишены возможности получать образование, поскольку школы теперь предназначались только для христианского населения (амхара). Если даже мусульманину удавалось пробиться в школу, то он обязан был уподобиться амхара во всём и перенять от них религию и культуру. Словом, он должен был превратиться в эфиопа-христианина. Следует отметить, что амхарский язык был языком церкви, которая поддерживала его и распространяла. Если же мусульманин даже под таким давлением оставался мусульманином, то его «проваливали» на экзаменах, каким бы он ни был умным, старательным, талантливым и одарённым. Свидетельств подобных притеснений, давления и несправедливости много[25].

Когда Хайле Селассие пришёл к власти, ‘Абдуллаху аль-Хабаши было около десяти лет. Я уже упомянул о предшествующих этому периоду исторических событиях, чтобы читатель имел представление об условиях и обстановке, в которых рос и воспитывался аль-Хабаши, живший тогда в Хараре, а также для того, чтобы показать связь между крайне трудным положением мусульман эпохи Хайле Селассие и его наместников и ролью, которую сыграл аль-Хабаши в уничтожении Национальной Исламской Ассоциации, которая была создана для изменения положения мусульман в лучшую сторону и избавления их от невежества, притеснения и агрессии. Об этой организации речь пойдёт далее, если будет на то воля Аллаха.

Роль аль-Хабаши в смуте в Хараре

По изложенным выше причинам мусульмане в упомянутой области страдали от слабости: экономической, социальной, культурной, образовательной и так далее. Поэтому ревностные и небезразличные к своей религии, родине и культуре мусульмане Харара решили создать организацию с чёткой программой, которая занималась бы исламским просвещением и распространением арабской и исламской культуры на территории Харара. Также, согласно их замыслам, эта организация должна была способствовать устранению социальной пропасти между отдельными слоями населения и поставить точку в межплеменных конфликтах посредством создания родственных связей (то есть родства по браку) между жителями Харара и племенами, населявшими его окрестности. Предполагалось, что эта организация возьмёт курс на объединение городских и сельских жителей области[26].

Национальная Исламская Ассоциация была создана после получения разрешения от официальных властей Харара после того как последние удостоверились в том, что создатели и члены организации не собираются вмешиваться в политику и затрагивать интересы правительства. Эта Ассоциация начала свою деятельность с основания школ, в которых преподавали арабский язык, исламские науки и некоторые другие дисциплины. Организация также вела активную социальную деятельность. Более того, члены организации вносили свой вклад в обеспечение всеобщей безопасности — сторожили, охраняли, участвовали в поимке преступников.

Они также посылали делегации в столицу (город Аддис-Абеба) и добивались соблюдения ущемлённых прав мусульман, а также избавления их от гнёта и уменьшения налогов. Основатель организации ‘Абду-р-Рахман аль-Харари, ныне живущий в Медине, так описывает начало смуты, направленной против организации, и роли ‘Абдуллаха аль-Харари в ней.

Я приведу его слова здесь, поскольку он был современником аль-Хабаши и свидетелем тех событий, дабы показать истинную сущность аль-Хабаши и черноту его помыслов. Жителям города хорошо известно об этой смуте.

Итак, рассказ шейха:

Правительству не нравилась ни организация, ни медресе, однако оно не находило поводов вмешаться в её деятельность, поскольку они были основаны с официального разрешения властей города. Тогда оно разработало дьявольский план, согласно которому Ассоциацию должны были уничтожить сами жители. И они стали создавать для организации проблемы с помощью самих жителей Харара, особенно тех, кто был связан с правительством из числа торговцев Харара в Аддис-Абебе. Использовали они и некоторых псевдоучёных, которые по натуре своей были смутьянами. Первую смуту устроил «шейх фитны» (именно под таким прозвищем знают жители Харара ‘Абдуллаха аль-Хабаши)[27] с помощью торговцев из Аддис-Абебы. У шейха фитны никогда не было достойного занятия или источника пропитания. Он кормился за счёт религии, обивая пороги торговцев и издавая угодные им фетвы.

Это была первая смута.

1. Обвинение шейха Ибрахима Хасана в преподавании «ваххабизма».

Аль-Хабаши прибыл из Аддис-Абебы в Харар и подал жалобу, согласно которой один из преподавателей медресе по имени Ибрахим Хасан, преподаёт «ваххабизм». В действительности названный человек был преподавателем арабской письменности, и вся его вина состояла в том, что он некоторое время находился в Мекке прежде чем вернуться в родной Харар после итальянской оккупации. Его история приводится ниже.

Дело дошло до правителя Харара, и зять императора Хайле Селассие потребовал от него устроить дискуссию на тему религии между шейхом Ибрахимом Хасаном и другими людьми, связанными с медресе, с одной стороны, и  «шейхом фитны» — с другой. В присутствии правителя. Однако мы запротестовали и не позволили этой дискуссии состояться, отвергнув любое вмешательство шейха-фитны в дела религии, и на этом дело закончилось.

2. Политическое обвинение, предъявленное Ибрахиму Хасану.

Шейх фитны вместе со своими приспешниками отправился в Аддис-Абебу, чтобы вытащить на свет божий дело, давно канувшее в лету. Они обвинили многострадального Ибрахима Хасана в том, что в годы итальянско-эфиопской войны он опубликовал статью в поддержку Италии. Ибрахим Хасан действительно опубликовал статью в одной из газет, которая называлась «Голос мусульманской молодёжи» и издавалась, если мне память не изменяет, в Ираке. В этой статье он рассказал о зверских преступлениях эфиопов против мусульманского населения. Для «шейха фитны» и его заблудших приспешников, помогающих неверующим, этого «компромата» было вполне достаточно.

Ибрахима Хасана вызвали в Аддис-Абебу, где была сформирована судебная комиссия для рассмотрения его дела. «Заседания» проводились за закрытыми дверями. Во время разбирательства эта шайка потребовала от меня, чтобы я выступил в качестве свидетеля против обвиняемого Ибрахима Хасана, поскольку, как они сказали, я в то время находился в Саудии и потому знал подробности, связанные с ним и его делом. Я, разумеется, с негодованием отверг это низкое и недостойное предложение, сказав, что не могу давать ложные показания против мусульманина, тем более в подобном случае, когда это только на руку неверующим. Злоба, подлость, слабость веры, корыстные побуждения и желание подольститься к правителям-эфиопам — всё это ослепило их и они довели судебное разбирательство до конца. А концом стал приговор: 23 года со ссылкой. Приговор был приведён в исполнение, и печальный узник был сослан в сектор Гори, где и скончался спустя несколько лет. Но Аллах, как известно, не оставляет несправедливых без возмездия. И действительно, преступники получили своё, познав горе, позор, трудности и погибель.

3. Географический вопрос и курица.

Несмотря ни на что, заветная цель хабашитов — уничтожение Ассоциации и медресе — так и не была достигнута. Тогда шейх фитны отправился в Харар и начал распространять ложные слухи и заблуждения среди простых жителей города, используя их религиозный пыл. Он начал говорить, что медресе учит детей лжи. Потому что в пособии по чтению есть картинка — изображение курицы — а под ней надпись «Это моя курица», а это, по его словам, ложь.

Ещё одним «преступлением» медресе, по его мнению, было преподавание географии, которое, опять же, по его мнению, было запрещённым делом (харам)[28]. Шейх фитны придумал немало подобных глупостей, но, к счастью, на этот раз его никто не послушал и все его попытки посеять смуту провалились.

4. Представление на празднике в медресе.

Вскоре после этого медресе организовало праздник. Среди присутствующих — разумеется, не случайно — оказался и шейх фитны. Он пришёл только для того, чтобы испортить праздник. Он и его приспешники хорошо подготовились к сему скверному деянию. Праздник начался с представления, и в те минуты, когда все взгляды были устремлены на сцену и представление полностью поглотило внимание зрителей, шейх встал и вышел вон, грубо расталкивая сидящих[29]. Но, как ни странно, за ним не последовал никто, кроме троих его невежественных приспешников, и праздник прошёл без помех.

5. Смута, связанная с призывом собраться в мечети.

На этом «шейх фитны» не успокоился — ещё бы, ведь его «господа» из столицы усердно погоняли его, а потому он вёл кипучую деятельность, направленную на снискание их довольства, и постоянно ездил из Аддис-Абебы в Харар и обратно. В столице он занимался тем, что подбирал крохи с господского стола и получал новые приказы. Кукловодами, дёргавшими за ниточки аль-Хабаши и его приспешников, были эфиопы, которые не хотели действовать открыто, а предпочитали оставаться за кулисами. Главную роль в этой закулисной деятельности играл Мэконнын Хабат Валяд[30]. Разумеется, связь между этими людьми и описываемыми событиями мог только увидеть кто-то   очень сообразительный и проницательный человек.

Этим кем-то   и оказалась упомянутая Ассоциация и медресе в Хараре. Члены этих организаций прекрасно понимали, что к чему, и молча трудились со стойкостью скалы, о которую разбивались все попытки хабашитов.

Но  «шейх фитны» не успокаивался. Наконец он предпринял попытку, которая стала для Ассоциации последней каплей. Он начал заявлять во всеуслышание, что учредители Ассоциации впали в заблуждение, и распространяют это самое заблуждение, а потому её необходимо уничтожить. Он призвал всех неравнодушных собраться в главной мечети Харара после закатной молитвы (магриб), чтобы он сказал им, что нужно делать. Среди данных им рекомендаций было: срочно забрать всех детей из медресе и оставить их без образования или отдать в государственные школы. Узнав об этом, члены Ассоциации поняли, что действия шейха фитны грозят мусульманской общине кровопролитием и смутой, последствия которой могут оказаться плачевными.

Члены Ассоциации немедленно обратились к властям, призвав их принять меры для обеспечения безопасности граждан, а иначе, заявили они, может произойти нечто ужасное и непоправимое. Власти оказались в затруднительном положении и вынуждены были принять меры. Незадолго до магриба шейха фитны взяли под стражу. Настало время молитвы. Аль-Хабаши не появился. Узнав о том, что шейха держат под стражей, небольшая группа невежд устремилась к жандармерии, которая находилась всего в двухстах метрах от мечети. Они стали кричать, требуя освобождения аль-Хабаши. Стражи порядка несколько раз выстрелили в воздух, после чего толпа рассеялась, и всё закончилось благополучно. На следующий день аль-Хабаши отпустили с условием, что он покинет Харар, что он и сделал, отправившись в арабские страны, где продолжил сеять смуту и тревожить людей[31].

Из этой истории видно отношение аль-Хабаши к упомянутой исламской Ассоциации, которая была создана для возрождения ислама в Хараре, жители которого жили под игом несправедливого и жестокого христианского правительства. Очевидно вероломство по отношению к своим согражданам и единоверцам, предательство их и родины. В своей ненависти к пресловутому «ваххабизму» аль-Хабаши невольно сослужил отличную службу врагам мусульман и стал их орудием в борьбе с исламом. Он обвинил в  «ваххабизме» и учредителя Ассоциации Йусуфа аль-Харари, который приходился ему родственником. Вместе с некоторыми торговцами, чьи доходы были напрямую связаны с христианами, он подписал листовку, направленную против шейха Йусуфа, в которой говорилось, что он  «ваххабит с неправильными убеждениями и сторонник Хайле Селассие[32] и содержался призыв перестать здороваться с ним[33].

Даже если предположить, что аль-Хабаши был не согласен с какими-то действиями Ассоциации, разве это достаточное основание для того, чтобы изливать свою злобу на верующих, давать волю своим страстям и очернять своих братьев-мусульман? И разве это давало ему право требовать от мусульман Харара, чтобы они забрали своих детей из школ Ассоциации притом, что ему было известно: если они заберут детей из медресе, детям придётся либо пойти в христианские школы, либо вообще остаться без образования!

Справедливости ради следует сказать, что роль аль-Хабаши в этой смуте была не так велика, как утверждают некоторые критикующие его[34]. Они, например, утверждают, что он помогал Хайле Салясиййе в смуте, известной как «смута Кулюб»[35], результатом которой стал арест и заключение членов Ассоциации и которая больно ударила по жителям Харара, став поводом для разграбления их домов и конфискации их имущества. Но эта смута возникла уже после того, как аль-Хабаши покинул Харар, куда не возвращался вплоть до 1417 года от хиджры.

Однако это не снимает с аль-Хабаши ответственность за его враждебное отношение к Ассоциации и действия, направленные против её членов. Христиане пытались добиться её закрытия с помощью уловок и обмана, и аль-Хабаши помог им своим враждебным отношением к Ассоциации, о которой он сам и его приспешники говорили, что она «ваххабитская».

Хабашиты подтверждают участие их шейха в смуте посредством предостережений и отвращения людей от неё. Они написали ответ Йусуфу аль-Харари от имени некоторых жителей Харара. В их заявлении говорится: «В 1360 году от хиджры в Харар проникли разрушительные движения под предлогом распространения религии. Среди них были кадйаниты и ваххабиты. И Всевышний Аллах поставил на защиту Своей религии одного из Своих праведных рабов муфтия Харара Сомали, выдающегося учёного и мухаддиса шейха ‘Абдуллаха аль-Харари, известного как аль-Хабаши, и он побуждал мусульман, как учёных, так и простых, преградить путь этим разрушительным движениям, которые вели свою деятельность, прикрываясь распространением религии и обучением Корану, тогда как их ранее пустые головы наполнились невежеством, косностью, фанатичной строгостью и преувеличениями. Они внесли раскол в мусульманскую общину после того, как она жила спокойно и благополучно…»[36].

В другом номере газеты они опубликовали статью, которая представляет собой письмо десяти жителей Харара, в котором они утверждают, что причиной смуты были последователи Ибрахима Хасана. Он, согласно их утверждениям, приехал в Харар для распространения неправильных убеждений и учёные решили провести дискуссию между аль-Хабаши и Ибрахимом Хасаном, однако последний отказался участвовать в ней, поскольку считал (опять же, согласно их утверждениям), что в религиозных науках ему нет равных во всей Эфиопии, и правительство Хайле Селассие вмешалось и вызвала Ибрахима Хасана в столицу, после чего он был осуждён и отправлен в ссылку, где и скончался[37].

Таким образом, сами хабашиты признают, что причиной смуты стал Абдуллах аль-Хабаши, который активно побуждал местных учёных и простых мусульман к  «борьбе с ваххабизмом, который действовал под предлогом распространения религии». Они также признают, что он добивался дискуссии с Ибрахимом Хасаном. Это доказывает, что аль-Хабаши с юных лет, практически с двадцатилетнего возраста боролся с реформаторскими движениями, которые пытались вытащить эфиопских мусульман из омута религиозного невежества и культурной отсталости.

Это, в свою очередь, доказывает ложность утверждений хабашитов, которые упоминают в биографии аль-Хабаши о том, что он был выдворен из родного Харара за то, что защищал права и интересы жителей Харара, борясь против тирана Хайле Селассие[38]. В действительности всё было наоборот. Нигде не приводится ни одного случая, когда аль-Хабаши выступал против этого тирана. За ним не было замечено ни одной попытки просветить свой народ и воспитать поколение, которое сможет противостоять этому тирану. Более того, его учеников можно пересчитать по пальцам. И он, как вы видите, выступил против проповедников-реформаторов, которые хотели спасти свою страну и единоверцев. Вместо того, чтобы помочь своим братьям по вере против тиранов, которые подчинили их своей воле и разграбили их имущество и отняли у них то, что дороже материальных ценностей — их ‘акыду, он нанёс им удар в спину. А это предательство ислама и внесение раскола в общину. Может ли человек, который посеял смуту у себя на родине, лишив своих соотечественников-мусульман единства и став причиной раскола внутри общины, создать благотворительную реформаторскую организацию, как верят и утверждают его последователи?..

Поездки аль-Хабаши и его жизнь в Ливане

После этой борьбы убеждений и смуты, участниками которыми стали аль-Хабаши и члены исламской Ассоциации, аль-Хабаши отправился в Аддис-Абебу, а оттуда — в Мекку. Там он, как и упомянуто в его биографии, встретился с некоторыми учёными Мекки, а также изучил накшбандийский тарикат. После этого он отправился в Медину и связался с жившими там учёными. Затем он стал проводить время в библиотеках Арифа Хикмата и аль-Махмудиййа, читая рукописи. В Медине он провёл год.

В конце 40-х годов аль-Хабаши отправился в Иерусалим, затем в Дамаск. Он останавливался в мечети аль-Каттат в районе Аль-Кумайрийа.

Во время своего пребывания в Дамаске аль-Хабаши не призывал к религиозному или политическому объединению, не провозглашал никаких девизов и конкретных целей. Его роль ограничивалась тем, что он обсуждал некоторые религиозные вопросы с немногочисленными искателями знаний, приходившими к нему в его комнату[39].

Он демонстрировал воздержанность и благочестие. Также за ним были замечены некоторые противоречия исламу, за которые он был осуждён учёными Дамаска. Самым известным из них был выдающийся учёный и мухаддис шейх Насыруддин аль-Альбани (да помилует его Аллах). Они несколько раз отвечали друг другу относительно достоверности или напротив, слабости некоторых хадисов.

Аль-Альбани обнаружил, что у аль-Хабаши почти нет знании в области хадисов и что он — простой мукаллид, то есть следует за определёнными учёными и не способен самостоятельно отличать достоверные хадисы от слабых. Более того, сам аль-Хабаши признался, что в этой области он мукаллид[40]. В то время аль-Хабаши ещё не высказывал те идеи и убеждения, которые показал в Ливане, если не считать нескольких вопросов, в которых шейх аль-Альбани осудил его мнение, после чего у них состоялось несколько дискуссий на эти темы, в которых аль-Хабаши упорно не соглашался с шейхом аль-Альбани[41].

Один из учеников шейха аль-Альбани, шейх ‘Абдуллах Аллюш так описывает личность аль-Хабаши: «Он приезжал к нам в гости в наш летний домик и провёл у нас десять дней летом 1951 года (371 года от хиджры). Он сидел молча по несколько часов кряду, а если и говорил, то слова его показывали, что он не знаток Сунны. По нему было видно, что он простой дервиш с весьма скромными познаниями в области религии. Совершая молитву и вслух, и про себя, он ограничивался чтением суры «Рассвет» и  «Люди» после «Аль-фатихи». Мы с отцом и моим дядей Хасаном Аллюшем, да помилует Аллах их обоих, жалели его и считали его неарабом, далёким от религиозного знания, и только после того как он написал то, что написал, в ответ нашему шейху, мы поняли, что этот человек скрывает в своём сердце злобу и зависть по отношению к учёным и по натуре своей склонен строить козни…»[42]

В этот период он встретился с несколькими студентами из Ливана, которые стали убеждать его перебраться в Ливан, потому что там, по их словам, царило невежество и люди очень мало знали о религии[43]. Аль-Хабаши несколько раз приезжал в Бейрут и другие города Ливана. В Сирии он не нашёл благодатной почвы для распространения своих заблуждений, потому что учёные Дамаска мешали ему в этом и раскрывали перед людьми его истинную сущность. Учитывая это обстоятельство, полученное от студентов приглашение поселиться в Ливане пришлось ему по душе, и он жил там с 1960 года[44].

Вокруг аль-Хабаши собралась группа студентов. Кроме того, он установил контакт с некоторыми учёными. Ему предложили остаться Бейруте на содержании отдела по фетвам и давал уроки в мечетях. В 1389 году от хиджры (1969 г.) прочитал лекцию перед студентами филиала «Аль-Азхара» в Ливане[45].

Среди тех, кто учился у аль-Хабаши с ранних лет, был и Наззар аль-Халяби, которого аль-Хабаши часто хвалил и вокруг которого собирал молодых искателей знания. Его последователи стали приглашать приезжих искателей знания и желающих получить фетвы учиться у шейха. В результате этого призыва у него появилось много учеников и он приобрёл известность в Ливане. Его возвышению способствовало и то, что в Ливане не нашлось учёных, которые вовремя заметили бы отклонения в убеждениях аль-Хабаши. Это не означает, что в Ливане не было достойных учёных. Просто большинство из них специализировались на фикхе, а не на хадисах. А насколько я понял, аль-Хабаши давал уроки и собирал вокруг себя студентов именно в качестве знатока хадисов и даже одного из величайших мухаддисов современности. Молодые и неопытные искатели знаний легко обманывались этими «титулами», а настоящих мухаддисов, способных разоблачить его, рядом не было. Те и некоторые другие обстоятельства способствовали укреплению позиций аль-Хабаши в Ливане.

Аль-Хабаши жил в Бейруте в районе Бурдж Абу Хайдар. Это место и по сей день остаётся оплотом хабашитов. Он переезжал из одного ливанского города в другой. Триполи можно считать второй после Бейрута резиденцией аль-Хабаши. С 1960 года аль-Хабаши жил в Ливане время от времени выезжая за пределы страны. Например, он несколько раз выезжал в Саудовскую Аравию и встречался там с несколькими суфиями, бизнесменами, а также ливанцами, работающими в Саудовской Аравии, в частности, в Джидде.

Аль-Хабаши посещал не только арабские страны. Он побывал в Америке, Австралии и некоторых странах Европы[46]. Там он встречался со своими последователями и давал уроки, а также давал иджазы в рифаитском тарикате, чтобы они соревновались с Западом посредством догматической философии и суфизма, который стал причиной искажения убеждений мусульман и их отсталости.

Продолжение следует.

Следующая тема будет «Аль-Хабаши между сочинением и измышлением»

Сноски

[1] Взято из книги доктора Сада ‘Али аш-Шахрани «Фиркат аль-ахбаш: нашатуха, акаидуха, асаруха». В основу книги положена докторская диссертация автора, которую он защищал в отделении акыды в Университете Умм аль-Кура в Мекке. Он получил высший балл и рекомендации издать эту диссертацию в виде книги и ознакомить с ней другие университеты. Книга опубликована издательским домом «Дар алям аль-фаваид» в 1423 году от хиджры.

[2] Город на северо-западе Сомали, главный порт области.

[3] Ас-сийасат ас-сакафиййа фи ас-Сомаль аль-кабир. С. 40.

[4] То же. С. 41. Ас-Сомаль кадиман ва хадисан. Т. 1. С. 415.

[5] Ас-сийасат ас-сакафиййа фи ас-Сомаль аль-кабир. С. 40. Дирасат фи аль-адаб ас-сомали. С. 24.

[6] Ас-сийасат ас-сакафиййа фи ас-Сомаль аль-кабир. С. 40.

[7] Ас-Сомаль кадиман ва хадисан. Т. 1. С. 414.

[8] Ас-сийасат ас-сакафиййа фи ас-Сомаль аль-кабир. С. 40-48. Дирасат фи аль-адаб ас-сомали. С. 24.

[9] Предисловие к редакции «Рисалят истихсан аль-хауд фи ильм аль-калям». С. 6.

[10] Советую в этой связи почитать очень полезное и ценное исследование Абдуллаха ибн Мухаммада аль-Мухтара ибн ат-Тиджани под названием «Ат-тиджаниййа — масджид ад-дырар фи-ль-ислям».

[11] Город в Эфиопии, издавна славится своими учёными. Мусульмане составляют 90% населения. См. «Асйубийа ва-ль-уруба ва-ль-ислям абара-т-тарих». Т 2. С. 362.

[12] Аль-мавсуа аль-муйассара. Т. 1. С. 430.

[13] Я лично встречался с доктором аль-Аруси.

[14] Посмотрите, как он защищает закоренелых суфиев и при этом спешит обвинить в неверии учёных и имамов мусульман, например Ибн Таймиййу, Ибн Абду-ль-Ваххаба, Сайида Сабика (автора книги «Фикх ас-Сунна»), также в неверии обвинили мыслителя Сайида (автора тафсира «Фи зыляль аль-Куран»), аш-Шарави, Файсаля Мавляви… Достаточно нам Аллаха, и прекрасный Он Покровитель!

[15] Аль-макалят ас-сунниййа. С. 223.

[16] См. «Джавахир аль-маани» ат-Тиджани (1/63, 191, 259).

[17] См. книгу «Муслиму Асйубийа: аглябийа хальфа ситар» С. 13-18. Там рассказывается о появлении названия аль-Хабаша» и  «Эфиопия» и о том, какое из них более правильное.

[18] Подробности этих войн упоминаются в книге «Асйубийа ва-ль-уруба ва-ль-ислям». Т. 2. С. 44-280.

[19] То же. Т. 2. С. 367.

[20] То же. Т. 2. С. 386.

[21] Император Эфиопии (1844-1913). Годы правления (1889-1913). Умер в Аддис-Абебе.

[22] Муслиму Асйубийа. С. 36-41.

[23] Хайле Селассие I (в переводе с амхарского — мощь, сила Троицы) (23 июля 1892 года — 27 августа 1975 года), до коронации — рас Тэфэри Мэконнын, последний император Эфиопии (2 апреля 1930 — 12 сентября 1974), после низложения императора Ийасу и смерти императрицы Заудиту. Доктор Наджиб аль-Киляни написал интересную повесть о жизни императора «Чёрная тень», рассказав о том, как он при поддержке эфиопов-христиан добился низложения императора-мусульманина Ийасу и занял его место.

[24] Аль-муамара аль-кубра. С. 3.

[25] Муслиму Асйубийа. С. 56-58.

[26] Аль-муамара аль-кубра. С. 5.

[27] Я навестил шейха в Медине и он обещал мне написать более подробно об этих событиях, а когда я спросил его, почему он пишет «шейх фитны» вместо имени аль-Хабаши, он ответил, что это ни к чему, потому что каждый житель Харара знает, кто такой «шейх фитны», а потому нет смысла называть его по имени.

[28] Обратите внимание на то, каким было мышление аль-Хабаши, и вам станет понятно, почему хабашиты отрицают тот факт, что земля круглая и устроили смуту, связанную с обращением в сторону кыбли.

[29] Шейх Йусуф утверждал, что при этом он восклицал: «Порицаемое! Порицаемое!» И это притом, что сами хабашиты жить не могут без представлений, анашид, танцев и совместных собраний для девушек и юношей.

[30] Уполномоченный по делам мусульман от христианских властей Эфиопии.

[31] Аль-муамара аль-кубра. С. 15-17.

[32] Одна из хитростей аль-Хабаши (отвлекающий маневр перед простыми людьми).

[33] То же. С. 37.

[34] Шубухат ахлю-ль-фитан. С. 3. Аль-мавсуа аль-муйассара. Т. 1. С. 430.

[35] Аль-муамара. Аль-кубра. С. 1. Это антиправительственное движение, созданное самим императором с целью обманом заставить Ассоциацию примкнуть к нему, чтобы получить таким образом законный повод для её уничтожения. Эта хитрость правительства удалась.

[36] Манар аль-худа. № 16. С. 31 и 72. Эту роль хабашиты берут на себя везде, где бы они ни появились. У них нет иной цели, кроме борьбы с  «ваххабизмом». Посмотрите, как они упоминают «ваххабитов» вместе кадйанитами, о которых знает каждый, что они неверующие, вышедшие из ислама, потому что они утверждают, что Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует — не последний пророк, и не верят в то, что ‘Иса ибн Марйам (мир ему) — в небесах, и отвергают Сунну, и аль-Бухари и Муслим для них — пустой звук, и они толкуют Коран, как им угодно. А хабашиты приравнивают ваххабитов к кадйаниттам… Скверно же они рассуждают! Поистине, злоба ослепляет. Да убережёт нас Аллах от неё, ведь мусульманин мусульманину брат, и он не должен ни притеснять его, ни оставлять без помощи. Обратитесь к моей длинной статье о беспристрастности и религиозном знании, там достаточно подробно раскрывается данная тема.

[37] То же. № 12. С. 46-47.

[38] Смотрите. Например обложку книги аль-Хабаши «Аль-макалят ас-сунниййа фи кашф далялят Ибн Таймиййа», второе издание, 1414 г. х.

[39] Шейх Абду-ль-Кадир аль-Арнаут рассказывал мне, что он некоторое время учился у аль-Хабаши по книге «Аль-баис аль-хасис».

[40] Макалят аль-Альбани. С. 91. Журнал «Ат-тамаддун аль-ислями». Опубликовал ответ аль-Хабаши шейху аль-Альбани относительно того, что человеку, который отправляется в путь после рассвета, разрешается прервать пост (Т. 20. С. 607-611). Аль-Альбани ответил ему в том же томе (С. 678-688 и 783-789).

[41] Во время моей встречи с шейхом Зухайром Шавишем в Ливане он сказал мне, что принимал участие в этих чтениях.

[42] Макалят аль-Альбани. С. 68.

[43] То же. № 679. С. 22.

[44] Смотрите приведённую ранее биографию аль-Хабаши, написанную его последователями.

[45] Смотрите приведённую ранее биографию аль-Хабаши, написанную его последователями.

[46] Журнал хабашитов опубликовал рассказы о поездках аль-Хабаши в разные страны, например, в Данию и Швейцарию. Статьи, посвящённые его путешествиям, сопровождаются фотографиями, на которых шейх стоит у доски, на которой написано «У Аллаха нет места». Это единобожие, которому учит аль-Хабаши. См. «Манар аль-худа», № 21. С. 35-37, а также статью под названием «Остановки во время путешествий по Европе выдающегося учёного и мухаддиса современности». Манар аль-худа. № 17. С. 31-33.

Подготовил: Абу Умар Салим Ибн Мухаммад Аль-Газзи

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top