Пути взаимопонимания — Часть 4/2

puti-vzaimoponimaniya-chast-4-2

Махмуд Ахмад аль-Хазандар

محمود أحمد الخزندار

 


ПУТИ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ

Правила справедливого отношения к оппонентам

ЧАСТЬ 4/2

معاناة أهل العلم من قلة الإنصاف

 

Читал и одобрил Шейх ‘Али Хашшан
(Да смилуется над ним Аллах!)

 

 

Свет Ислама
— 2016 —


Страдание ученых из-за малости беспристрастия

1. Страдание имама аш-Шатыби от необоснованной дискредитации:

Исходя из жизни мусульман в Андалусе, в середине восьмого столетия по хиджре, аш-Шатыби, да смилуется над ним Аллах, сообщает нам о своём опыте, полученном в среде жителей той местности. Посредством этого мы сможем глубже понять, что разрушало строение андалусского общества, прежде чем оно окончательно развалилось и рухнуло. Мы ограничимся выдержками из предисловия к труду «аль-И‘атисам», где он рассказал о своём личном опыте, когда видел, как люди привыкли нарушать Сунну. Затем он решил призвать их к ней постепенно.

Он, да смилуется над ним Аллах, написал: «И поднялась против меня шумиха, посыпались в мой адрес упрёки и полетели стрелы порицания. Меня причислили к ереси и заблуждению, опустили до степени глупцов…

Иногда мне приписывают мнение о том, что мольба не поможет и принесёт пользу, как относят к словам неких людей, — поскольку я не провожу коллективную мольбу после молитвы, будучи имамом…

Иной раз приписывают рафидитские убеждения и ненависть к сподвижникам, да будет доволен ими Аллах, потому что я не упоминаю в пятничной речи праведных халифов…

Иногда от моего имени говорят о дозволенности восстаний против правителей, лишь по той причине, что я не говорю ничего о них в пятничной речи…

Порой распускают слухи, мол я обременяю и создаю трудности в религии. Ведь в сфере поклонения и фетв я придерживаюсь только известной соблюдаемой позиции мазхаба, а они отклоняются от неё и отвечают на вопрос в соответствии с тем, что легче и подходящей для спрашивающего, даже если это непризнанно среди ученых…

Другой раз причисляют к враждебности в отношении угодников Аллаха, по причине того, что я питал неприязнь к некоторым беднякам, из числа суфиев, которые вводят новшества и поступают вопреки Сунне, под предлогом указания прямого пути…

Иногда обвиняют в противоречии Сунне и сплочённой общине, — на основе идеи о том, что, спасшаяся, «община», которой я побуждаю следовать, означает убеждения большинства. Но они не знают, что «единая община» означает религиозный путь Пророка (мир ему и благословение), его сподвижников и неуклонных последователей…»[1].

2. Страдание Ибн Батта от необоснованной классификации (от обвинений в сектанстве…):

Сам же аш-Шатыби процитировал рассказ Ибн Батта о пережитом им опыте в кругу его современников, в середине четвёртого столетия по хиджре в Хорасане:

«Я удивляюсь своему положению в поездке и на родной земле в кругу близких и чужих, знакомых и незнакомых мне людей. Большая часть тех, кого я встретил в Мекке, Хорасане и в других местах, согласных или несогласных со мною, призвали меня последовать его словам, поверить ему и засвидетельствовать о правоте.

  • Если я подтверждал правдивость его слов и одобрял это, как делают обычно современники, он называл меня сторонником.
  • Если сомневался в правильности какой-то его фразы или какого-либо поступка, он называл меня противником.
  • Если объяснял, что одно из его выражений или действий идёт вразрез с Кораном и Сунной, он называл меня хариджитом.
  • Если читал вслух хадис о единобожии, он называл меня мушабиххитом…, (уподобляющим Аллаха творениям), если о лицезрении Аллаха в Последней жизни — сальмитом, если об имане — мурджиитом, если о деяниях — мурджиитом, если о познании — каррамитом, если о достоинствах Абу Бакра и Умара — насыбитом, если о высокой степени семейства Пророка — рафидитом[2].
  • Если понимал аят или хадис в прямом смысле и не давал никакие пояснения — он называл меня захиритом. Если разъяснял их непрямое значение — называл батынитом. Если же отвечал через толкование — называл ашаритом, а если отрицал толкование — муатазилитом.
  • Если касалось сунан, например, чтения в молитве, он называл меня шафи‘итом…, если — мольбы кунут, называл ханафитом, если — Корана, называл ханбалитом.
  • Если я разъяснял слабость сообщений, на которые опиралась каждая из сторон, ведь в оценке достоверности и рассмотрении хадисов неуместна склонность и симпатия, они говорили: “Он не признал их положительные отзывы…”.

Даже если я соглашусь с некоторыми из них, другие непременно выступят против меня, а если стану льстить всем, то разгневаю Аллаха, благословен Он и возвышен…».

Аш-Шатыби пояснил, почему люди отходят от Сунны и враждебно относятся к её последователям: «Отдаление от Сунны вызвано незнанием о ней и пристрастием, которым охвачены спорщики»[3].

3. Страдание Ибн Таймийи от оскорблений, и его великая снисходительность:

Ибн Таймийя, да смилуется над ним Аллах, претерпел многочисленные обиды со стороны ученых того времени, многих сект и течений. И кто читает о его жизнеописании, находит, как он стойко отбивал мечом атаки внешних врагов и отражал изнутри ересь приверженцев порочных взглядов через разъяснение. При этом он знал о рвении учеников защитить своего шейха, и боялся, что их любовь к нему подтолкнёт к плохому отношению к ученым, которые очерняли его перед правителем, а потом он подвергался заключению и мукам.

Шейх был знающим наставников, который старался подавить начальные стадии смут и конфликтов, прежде чем разгорится их пламя.

Он, да смилуется над ним Аллах, советовал своему дорогому другу: «Вы знаете, да будет доволен вами Аллах, что я не хочу, чтобы кому-то из мусульман причинили малейший вред, и тем более нашим единомышленникам, ни скрыто, ни явно. Я вообще никого из них (обидчиков) не виню и не порицаю. Нет, они теперь заслуживают у меня намного больше уважения, почёта и любви, каждый по-своему.

Такой человек либо муджтахид, вынесший верное решение, либо ошибающийся, либо грешник. Первому полагается награда и благодарность. Второй вознаграждён за своё усердие, а ошибка прощена ему. Третий, — мы просим Аллаха, чтобы Он простил нас, его и остальных верующих.

Мы свернём многословную речь тех, кто не согласен с этим правилом, например, когда говорят: “Такой-то допустил беспечность или ничего не сделал”, “из-за него шейху нанесли обиды”, “он спровоцировал это”, “говорил о тайных планах такого-то” и тому подобные слова, в которых содержатся дурные намёки в адрес некоторых единомышленников и братьев. И я не прощаю тех, кто оскорбил их таким образом. Нет силы и мощи, кроме как от Аллаха».

Шейх, да смилуется над ним Аллах, извинился за возможную чёрствость по отношению к одному из них и указал причину, которая раскрывает его сердечную чистоту, широту кругозора и величину беспристрастности: «Вы также знаете, что некая грубость или сухость, применённая к некоторым единомышленникам и братьям в Дамаске и сейчас в Египте, не умаляет достоинство человека и не является недостатком. У нас не поменялись чувства и не появилась ненависть. Напротив, после употреблённой к нему грубости и сухости он стал ещё более достойным и уважаемым, любимым и почитаемым. Такие поступки (увещевание, предостережение…) — из благ верующих, посредством которых Аллах исправляет их между собой. Ведь два верующих, словно две руки: одна моет другую. А иногда грязь не отстаёт, кроме как при некой жёсткости. Но затем благодаря жёсткости достигается чистота и мягкость»[4].

Посмотрите на большую мудрость и вразумительное понимание! Да, бывает нужно сильно потереть руку, чтобы её очистить, однако в меру!

Аш-Шаукани, да смилуется над ним Аллах, проанализировал факторы выхода из беспристрастности:

В своей книге он обратился к получающему знание, дабы снабдить его своим опытом в привязанности истине и в отдалении от факторов пагубного фанатизма:

«Знай, что есть много причин выхода из круга справедливости и впадения в губительные последствия фанатичной приверженности.

Вот некоторые из них:

1 — Получающий знания живет и воспитывается в среде людей, следующих определенному учению или же обучающихся религии у конкретного ученого, и затем он начинает проявлять фанатизм и оставляет беспристрастие.

2 — Желание почета и богатства, лесть к авторитетным лицам и руководителям, ради достижения мирских выгод. Поэтому он старается угодить им и оставляет беспристрастность.

3 — Постоянные споры и препирательства с учеными, участие в прениях, стремление показать себя и одержать личную победу. В таком случае его фанатичная приверженность своим взглядам усиливается, и он оставляет беспристрастность.

4 — Склонность к религиозному направлению близких людей, поиск доводов, поддерживающих это учение, чтобы похвастаться знаниями его близких, и он проявляет фанатизм, отстаивая даже их неправильные мнения и убеждения, при этом оставляя справедливое суждение.

5 — Стеснение перед людьми отказаться от изданной им фетвы или высказанного им мнения, которое распространилось от него, когда выяснилась неправильность фетвы или мнения. В этой ситуации он проявляет фанатизм, чтобы устранить чувство стеснения, и не ведет себя беспристрастно.

6 — Ошибка в дискуссии с тем, кто младше или менее знающий и известный, побуждает его фанатично отстаивать ошибку и не придерживаться истины.

7 — Принятие доказательств законоположений из книг правовых учений, поскольку он найдёт то, что соответствует его «мазхабу», отвергнув довод оппонента, и в итоге проявит фанатизм и оставит беспристрастность.

8 — Опора в “дискредитации и подтверждения надежности” на книги фанатичных приверженцев, ведь они одобряют единомышленника и очерняют противоречащего. И кто опирается на их книги, тот впадает в фанатизм и не выявляет справедливое отношение.

9 — Соперничество между двумя людьми, которые близки по достоинству или степени, может подтолкнуть одного из них признать ошибочным правильное мнение другого, из фанатизма и уклонения от истины.

10 — Опора на взгляды и высказывания в области суждений, которые смешаны с науками «иджтихада», такими как «принципы фикха». В итоге человек начинает фанатично следовать определенным мнениям и отдаляется от беспристрастности»[5].

4. Ученик аз-Захаби критикует его:

Беспристрастность ценна и редка, как сказали многие ученые, поэтому тяжело ни в чём не оступаться, даже искренним верующим. Порой тех, кто стремится к истине, ущемляют и обвиняют в отклонении от объективности.

Я обнаружил слова критики о многих ученых, о которых не мог предположить, что осмелятся подозревать их в склонности к своим интересам. Вероятно, затронули и других честных знатоков. Не связывая себя с личностями, мы надеемся, что все они усердствовали в поиске правды, заслужили награду за свой труд в науке «оценки передатчиков хадисов», где никому нельзя льстить. Быть может, Аллах простит их за приложенные ими усилия. Если же они проявили дух фанатизма, который толкает мстить за своё учение или человека из числа сторонников, то в этом их рассудит Аллах.

Аз-Захаби сообщил о дискредитации имамов в адрес своего шейха Абу Али аль-Ахвази, чтеца Шама и автора многих книг, а затем извинился за передачу очерняющих фраз о его шейхе:

«Если бы я относился к кому-либо с пристрастием, то выразил бы свою приверженность Абу Али, исходя из моей высокой оценки его чтений»[6].

Аз-Захаби, если бы ты внимательно прочитал о его отношении к суннитам, противоречащим Сунне и еретикам, то нашёл бы, что он один из тех, кто достойно занимает первенство в области «беспристрастности». Иногда у тебя могут закрасться чувства, что он дошёл в этом до уровня, когда читатель видит незначительными серьёзные ошибки людей, о биографии которых он писал. И даже иной раз он хорошо думал о них, хотя те не заслуживали этого на твой взгляд. Ты вскоре поймёшь, что в данном исследовании многие примеры «беспристрастности» мы со всей уверенностью извлекли именно из книг Ибн Таймийи и аз-Захаби, да смилуется над ними Аллах.

Теперь посмотри на его ученика, Таджуддина ас- Субки, который составил о нём содержательный стих в знак печали по случаю утраты. Он охарактеризовал аз-Захаби в жизнеописании как несравненного знатока, выдающегося ученого, шейха науки «Джарха и та‘диль»[7], путеводителя…

Посмотри на проявления признательности ученика перед своим справедливым шейхом. Потом посмотри на его суровые нападки в адрес имама. Постарайся найти в тех похвальных отзывах повод этой словесной атаки. И ты увидишь, как он критикует своего шейха за склонность к мнениям ханбалитов и малую приверженность аш‘аритам, объёмные неточные описания и надменные разговоры о некоторых ученых шафи‘итов и ханафитов, суфийских наставников.

Ас-Субки, да смилуется над ним Аллах, пишет:

«Наш шейх, — истинные слова всегда уважаемы, а правде всегда отдают предпочтение идущие по прямой стезе, — очень сильно склонялся к мнениям ханбалитов, и часто с пренебрежением относился к суннитам, которые, когда собирались вместе, Абу аль-Хасан аль-Аш‘ари был их предводителем. Вот почему он не говорил о них справедливо в биографиях и не упоминал положительно, из своей неприязни»[8].

«Книга нашего шейха «ат-Тарих»[9], да простит его Аллах, несмотря на превосходность и содержательность, переполнена крайним фанатизмом, Аллах ему Судья. Он зачастую плохо отзывался о религиозных людях (о суфиях) и своей речью проявлял надменность к шафиитам и ханафитам»[10].

«Я убеждён, что этот человек, когда брал письменное перо, дабы составить биографию одного из них (из ученых ханафитов, маликитов, шафиитов), он приходил в ярость, затем зачеркивал предложения и рвал бумагу. Он впадал в фанатизм, очевидный для обладателя разума»[11].

«В наше время шейхи запрещали читать слова аз-Захаби и принимать их во внимание. И никто не хотел, чтобы распространились его книги об истории, кроме полагающих, что от него не передаются порицаемые мнения»[12].

«Я даю фетву, что нельзя опираться на высказывания нашего шейха аз-Захаби ни в осуждении аш‘арита, ни в похвале ханбалита. Да поможет Аллах»[13].

Другие его слова мне неприятно цитировать.

Хафиз ас-Сахави,, да смилуется над ним Аллах, же не вытерпел этого потока обвинений и привёл в качестве аргумента речь аль-Изза аль-Кинани о ас-Субки:

«Он некультурен, лишён объективности и ничего не знает о последователях Сунны и об их положении. На это указывают его выражения»[14].

Вернитесь к стиху ас-Субки по случаю смерти имама и к похвальным отзывам, добавьте ещё его правило «Джарха и та‘диля», о котором он сказал:

«Не принимается от критика дискредитация, даже он разъяснил её, касательно мусульманина, который имеет больше праведных дел, чем грехов, больше похвалы, чем порицаний, больше одобрений, чем осуждений. Это если есть признак того, что он очернил его по причине приверженности своему мазхабу или мирского соперничества, как происходит среди равных людей…»[15].

Тогда вы найдёте, что мы люди испытываем довольство и гневаемся, бываем правыми и ошибаемся. Иногда нами овладевают ревностные чувства принадлежности к мазхабам или шейхам, религиозным общинам или отдельным группам. Мы забываем о самих себе и отклоняемся от беспристрастности, а позже благоразумие и критерии мышления пробуждают нас.

Эмоции и порывы, направленные на поддержку своих сторонников, шейхов…, являются печальной действительностью во взаимоотношении мусульман. И если известные своей объективностью порой оступаются в силу человеческой слабости, и если поборников истины ущемляют в силу различия взглядов, мерил и весов, то необходимо остерегаться в этой битве «скользких мест» и провокаций обидчиков.

Современная проблема «классификации (обвинений в адрес ученых Ахлю-с-Сунна, призывающих…)»:

Уважаемый шейх Бакр ибн Абдуллах Абу Зейд написал несколько небольших книг о проблемах современности, возникших в результате разногласия, где истина не служит целью.

Он, да смилуется над ним Аллах, пишет: «До сих пор поднявшаяся волна приверженцев пристрастий строит коварные планы, дабы оклеветать мусульманских ученых. Они настойчиво очерняют шейхуль-ислама Ибн Таймийю, да смилуется над ним Всевышний Аллах, потому что он является опорой последних столетий в оживлении пути праведных предшественников.

Они распустили во всём мире порочащие слухи о саляфитских ученых, которые внутри арабского полуострова призывают мусульман возвратиться к двум священным откровениям, и назвали их оскорбительными прозвищами, чтобы вселить к ним неприязнь.

В настоящее время главную роль в этой смуте играют те, кто причисляет себя к Сунне, обманно «закрывшись плащом» (скрывая крайность, фанатизм…) от имени саляфизма. Они выдвинули себя для ложного обвинения призывающих в порочных подозрениях, на основе придуманных доводов, занялись заблуждением «классификации».

Эта масштабная беда и вредоносная смута сосредоточена на ослаблении величия ислама, разобщении единой общины мусульман, сеянии ненависти и злобы между ними, подрыве доверия к её носителям в глазах простого населения. И в этом либо проявляют высокомерное упрямство, либо не принимают истину, либо вообще её отвергают».

Шейх, да смилуется над ним Аллах, перечислил особенности тех смутьянов: «Ими часто овладевают наущения. Они выносят решение, исходя из догадок и предположений, выслеживают ошибки других. Возможно, они ведут себя так, поскольку не согласны во взглядах или путают крайность с набожностью, или у них есть зависть, рвение к мести и ревностной защите, либо из мирской вражды и корыстных желаний…».

Написано и много других детальных слов о реальных событиях, а извлечение выдержек не заменит чтение этих книг, ибо они очень ценны[16].

Бакр Абу Зейд страдал от последствий несправедливости и оскорблений по отношению к ученым. Поэтому он привёл множество цитат о необходимости не останавливаться на ошибках ученых и получать от них знания. Он отметил, что существует группа «невежд», которые изучили несколько ограниченных вопросов, потом начали поднимать их на каждой встрече. Теперь они порицают всех, кто имеет иную точку зрения, спорят о них с учеными, издают фетвы глупцам, впустую тратят время на обсуждение этих тем и препираются с людьми.

Шейх, да смилуется над ним Аллах, пишет: «Я привёл очень много предыдущих цитат, ведь некоторые невежды затронули почти всех обладателей знаний…

Если у человека формируется своё мнение посредством убежденности и осведомлённости во второстепенном вопросе фикха, они готовы уничтожить и прикончить его, чтобы оставалось у них мнимое лидерство. Только Аллаха следует просить о помощи против их поступков»[17].

В настоящее время особое внимание уделено разъяснению пути, убеждений и пониманий спасшейся общины. Только вот некоторая неопытная молодёжь начала чернить религиозную дорогу последователей Сунны и досаждать им своими руками.

Шейх Бакр Абу Зейд охарактеризовал данное явление восхитительным образом: «В наши годы явление “сеяния розни, конфликтов…” заразило некоторых, кто причисляет себя к Сунне и утверждает о своей защите её. Они избрали “классификацию через дискредитацию” религией и привычкой. Потом все заодно выступили против своих современников из последователей Сунны, объявили войну их предводителям и уважаемым лицам, приписывая им низкие качества и обзывая отвратительными подлыми прозвищами. И даже дошли до такой степени, что сказали о своих братьях в убеждении, Сунне и предании: “Они больше вредят, чем иудеи и христиане”, “Такой-то (по имени) — безбожник”!

Причем они закрывают глаза на то, как в мусульманских странах и различных регионах распространяется неверие, многобожие, безбожие и атеизм, открывают дороги зла и нечестия, утром и вечером проявляются соблазны и страсти, недуги и сомнения. В итоге мусульман обвинят в неверии и нечестии, в надежде, что придут другие верующие, вооружившись религиозностью и высокой нравственностью…

И здесь, в этой розни, противники посредством этих смутьянов пытаются свести счёты, а враги наступают с их стороны и вербуют для разобщения, знают они об этом или нет. Некоторые отдаляются от ученых и не хотят сплотиться вокруг них. Они умаляют достоинство знатоков и отталкивают от их знаний.

По причине тех смутьянов представители исламской общины и её молодёжь разделились на обособленные группы, секты и партии. Теперь беготня за миражом, потерян указатель и ориентир. И никто не выбрался из этих пучин, кроме обладателей глубокой веры, которым Аллах помог и даровал успех…

Эта рознь проникла в ряды последователей Сунны впервые, насколько мы знаем, среди причисляющих себя к ним, — кто противится им, мобилизует себя для тесного общения с ними, старается потушить их горящий уголь. Они препятствуют суннитскому призыву, распускают языки, возводя клевету на призывающих, ставят на их пути преграды своим безрассудным фанатизмом. Если бы ты видел, — бедняги, жалко смотреть на их положение и потерю жизненных ценностей, — как они подскакивают и прыгают, и Аллаху ведомо то, что они таят внутри, ты непременно нашёл бы в них легкомыслие и нерассудительность. Так поступают те, кто идёт не в соответствии с установленным правилом.

Если вступишь в спор с кем-либо из них, то обнаружишь, что он руководствуется эмоциями без всякой осмотрительности. Наивному простаку кажутся такие действия ревностным чувством, защитой Сунны, единством мусульманской общины. Хотя он первый бьёт киркой, дабы разрушить её строение и разорвать целостность её конструкции»[18].

Продолжение, ин шаа Аллах, следует.

Подготовил: Абу ‘Умар Салим ибн Мухаммад аль-Газзи

Скачать в формате PDF (0.22 MB)
Сноски
[1] См.: Абу Исхак ал-Шатыби. «Аль-И‘тисам» (1/27–28).
[2] Об этих течениях, учениях и основоположниках можете знать в книге имама аль-Лалякаи. «Разъяснение основ вероучения последователей Сунны и Единой Мусульманской Общины из Корана, Сунны и консенсуса сподвижников и таби‘инов».
[3] См.: Абу Исхак ал-Шатыби. «Аль-Иатисам» (1/29).
[4] См.: Ибн Таймийя. «Маджму‘ аль-фатава» (28/52–54).
[5] См. Аш-Шаукани. «Ада бат-таляб ва мунтаха аль-араб» (с. 31–122).
[6] См.: Аз-Захаби. «Мизан аль-и‘тидаль» (1/513).
[7] Т. е. «Дискредитации и подтверждения надежности».
[8] См.: Ас-Субки. «Табакат аш-шафийия аль-кубра» (2/22).
[9] История ислама.
[10] «Каидат фи аль-муарихин» (59–60), из книги «Четыре трактата о науке хадисов».
[11] Там же (с. 39).
[12] Там же (с. 38).
[13] «Каидат фи аль-муарихин» (с. 71).
[14] См.: Ас-Сахави. «Аль-И‘лян би ат-таубих аля ман анкара ат-тарих» (56–57).
[15] «Каидат фи аль-джарх ва ат-таадиль» (стр. 24).
[16] См.: Шейх Бакр ибн Абдуллах Абу Зейд. «Тасниф ан-нас байна аз-Занн валь-якин /Разделение людей — между предположением и уверенностью», (с. 28–29).
[17] Там же (с. 92).
[18] Там же (с. 39–40).

Метки (теги):

Комментарии в настоящее время закрыты.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Подписаться

top